уру воды в душе. Они поглощали омлет, жареный бекон и круассаны, сидя за столиком около уютно горящего камина. Они съели до крошки все, что было, а затем отправились в постель, чтобы на несколько часов погрузиться в благодатный сон.

Питер разбудил их где-то около полудня и заказал ленч к ним в номер. Во время еды они обсудили план дальнейших действий.

С чашкой кофе в одной руке и тостом в другой Анджела слушала разговор мужчин, и то, что она услышала, ей вовсе не понравилось.

– Разрешите перебить вас… – улыбнулась и сделала вежливую паузу.

– С каких это пор ты стала спрашивать на это разрешения? – вопросительно поднял брови Хок.

Положив тост на тарелку, Анджела обеими ладонями обхватила кружку с кофе.

– Если я правильно поняла, вы собираетесь достать видеокассету из тайника в квартире соседки, сделать копии, а дальше доверить их Блэкторну с тем, чтобы передать ее властям. Так?

– Да. – Хок долил кофе всем троим, затем добавил: – Не волнуйся. У Марченда нет никаких оснований полагать, что я спрятал видеопленку в доме, где живу. Все, что ему известно, это, что пленка существует и что, возможно, в числе прочих на ней заснят он.

– Чего вполне достаточно, чтобы он самым решительным образом попытался завладеть пленкой, – заметил Питер. – Так что чем скорее мы достанем эту кассету, тем лучше.

– Чего я не могу понять, – сказала Анджела, – это почему ты не воспользовался ею раньше. Если на ней записаны Марченд и Константин в момент совершения преступления… ты был бы давным-давно оправдан.

– Я не мог на ее основании обвинить Константина, потому что он все время находился спиной к камере. – Хок встал и прошелся по комнате, затем облокотился на каминную полку.

– Значит, на яхте ты блефовал? – У нее гулко застучало сердце от ужаса. Как же он рисковал! – Но зачем?

– Это было единственным способом потянуть время. Если я делал вид, что мне безразлична твоя судьба, у меня должна была найтись веская причина явиться на яхту. Такая, чтобы Константин ей поверил.

Анджела замолчала и постаралась отогнать воспоминания об ужасных событиях на борту яхты. Память об этом и мысль о погибших при взрыве людях не давали ей заснуть почти всю ночь. Они долго не могли заснуть, перебирая подробности случившегося. В конце концов ее утешила, развеяв страшные образы, не логика, а нежность его объятий.

В ярком свете дня было проще и легче думать о том, что эти люди хотели убить Хока и ее. Легче было еще и потому, что надо было думать о будущем. Марченд и проблемы, с ним связанные, послужили великолепным отвлекающим средством.

Анджела подняла глаза на Хока


94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>