е?

– Мы не знаем, упал ли он в воду целый или его ранило, – помедлив, ответил он. – Наши люди больше его не видели.

Анджела побледнела, но, собрав все свое мужество и жалкие остатки надежды, снова уставилась на черную воду, поблескивавшую гребешками волн. Где-то там находился Хок, и он был жив. Она не просто хотела верить в это, она должна была верить.

Хок, гордый ястреб, которого она узнала, не мог спикировать с заоблачных высот, выхватить ее из обыденной жизни, все разом изменить, и потом просто улететь, оставив ее потерянной, так и не понявшей, был ли то сон или явь. Он не мог покинуть ее перед лицом опасности в одиночку пробираться сквозь паутину обмана и страха, в которую невольно сам ее втянул. Он был человеком чести.

Хок, которым она восхищалась, не колеблясь, принимал самые трудные решения. Он целовал ее, заставил хотеть своих ласк, а потом запретил обоим эту радость, потому что все произошло слишком бурно, слишком быстро, слишком легко. Бесившее ее самообладание Хока было неотъемлемой чертой его характера, и Анджела знала, что, если он не вернется, ей всегда будет его не хватать… она вечно будет тосковать о нем.

Хок, которого она полюбила, научил ее бояться. Но страх за себя был ничто в сравнении со страхом за него.

Не обращая внимания на царившую кругом суматоху, Анджела ждала и всматривалась в океан, не замечая, что кофе у нее в руке, который кто-то заботливо подал ей, уже остыл. Она услыхала, как Питер поинтересовался, не хочет ли она еще, и чуть не ответила «да», когда заметила, что он ее не слушает и, не мигая, смотрит на воду. Не произнося ни слова, Питер включил свой мощный фонарь и, направив луч на линию прибоя, стол водить им из стороны в сторону, все больше расширяя радиус обзора. Затем луч фонаря застыл, и Анджела, боясь поверить, что он что-то обнаружил, напрягая зрение, заметила на грани света и тьмы какое-то движение.

Не успела она спросить Питера, что он видит в бинокль, как Хок поднялся из воды и шагнул вперед, оказавшись в середине луча. Волны плескались вокруг его колен, а стоял, смотрел немигающим взглядом на яркий свет фонаря, и вода стекала потоками по его лицу, голой груди и зажатому в кулаке зловещему гарпунному ружью.

Воин, появившийся из глубины океана, ее любимый воин… если он еще не догадался об этом, то скоро у него не останется сомнений на этот счет… Скоро он это узнает… Скоро? А почему не сейчас? Анджела передала одеяло и стаканчик с кофе Питеру, а затем, попросив его погасить свет, зашагала по воде, не останавливаясь, пока не оказалась лицом к лицу


89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>