думала, что даже лучше, что руки и ноги у нее связаны: она наверняка стала бы ими размахивать и только привлекла бы внимание жутких глубоководных тварей. При мысли об акулах, поджидающих ее, она чуть было не засмеялась, но тогда она не могла бы больше задерживать дыхание, а разочаровывать Хока ей не хотелось.

Десять, одиннадцать, двенадцать…

Анджела понимала, что тонет, потому что уши ломило, наверное, из-за давления воды. Она подумала, что, если сглотнет, ей станет лучше, но этого не произошло…

Двадцать три, двадцать четыре, двадцать пять…

Она больше не могла удерживать в легких весь воздух и выдохнула чуть-чуть, через рот.

Сорок один, сорок два, сорок три…

Удивительно, как долго надо считать, чтоб дойти до девяносто четырех. Интересно, быстро или медленно она считает? Хотя, наверное, это неважно…

Восемьдесят… нет, кажется, должно быть семьдесят. Так или не так? Она выдохнула еще немножко воздуха и поняла, что начинаются галлюцинации: к ней что-то подплывало… огромная темная поблескивающая рыба… Внезапно перед ней возникла маска, за которой смутно виднелось чье-то лицо. Маска для подводного плавания, догадалась она, и вдруг с необычайной ясностью вспомнила лето, когда впервые училась плавать. Ее приучала к воде мать, которая почему-то была категорически против таких очков. Анджела просила, умоляла, доказывала, что у подружки есть маска-очки для плавания под водой, но мать стояла на своем. Ее лучшая подруга Синди. Кажется, так ее звали. Что она здесь делает?

Но лицо под маской принадлежало мужчине, значит, это никак не могла быть Синди. Растерявшись, Анджела выпустила еще глоток воздуха. Ей никак не удавалось сообразить… Впрочем, думать было некогда. Мужчина обхватил ее рукой за плечи, второй поднес что-то ко рту. Анджела не понимала, что делать… как тогда, когда Хок первый раз поцеловал ее, и она хотела открыть ему доступ в свой рот, но не сделала этого… не позволила себе даже думать об этом, потому что он был ее враг. Но теперь все было по-другому, и у Хока был какой-то план… а она должна была считать…

Человек плотнее прижал к ее рту эту штуковину, и она хотела было сказать ему, что ей больно… но тут до нее дошло, что галлюцинации не могут причинять боль! Тогда она начала бороться, потому что не хотела тонуть, а человек в маске мог бы ей помочь, если б она сумела ему это объяснить. Его рука крепко держала ее за плечи. Он отнял эту штуку от ее лица и показал на свое. И тут до нее наконец дошло, что ей пытаются объяснить. Господи, до чего же она тупая! Но мужчина, видимо, не рассердился на нее, потому что снова поднес к ее губам эту штуку, и на этот


85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>