трел в ее сторону, и она вдруг ощутила тот же страх, как в ночь, когда он заставил ее глотать «кокаин». Однако на этот раз она не допустит слез.

С трудом выпрямившись на скамье, Анджела стиснула зубы и всмотрелась в мужчин, стоявших на палубе…

Что это Хок задумал?

– Твоя девка мне совсем не нужна, – сказал Константин. – Но ты, видимо, так не считаешь, если явился за ней?

– Я явился вовсе не за ней. У меня свои дела. – Хок засунул большие пальцы за петли пояса своих джинсов и стоял с таким независимым видом, словно не знал, что на него направлено не одно дуло. – У меня есть одна вещь, Константин, которую, я думаю, тебе захочется купить. Эта женщина была моим пропуском к тебе.

– Пропуском?! – Анджела не смогла сдержать возмущения, но ограничилась одним возгласом и не сдвинулась с места, потому что Константин поднял руку, словно собираясь прихлопнуть ее как муху.

Хок свирепо глянул на нее.

– Заткнись, милочка, и не открывай рта, – объявил он с упором на слово «милочка», которое прозвучало, как собачья кличка.

– Но, Хок, ты же знаешь, что я не…

– Ну, хватит.

Не обращая внимания на Константина, Хок стащил через голову свою футболку и широкими шагами подошел к ней. Наклонившись, он схватил ее за подбородок и грубо сдавил челюсть, заставив раскрыть рот. Затем он стал пихать ей в рот скомканную майку, игнорируя сопротивление Анджелы. Она попыталась крикнуть, но у нее ничего не вышло, потому что к тому времени, как он закрепил свободные концы кляпа у нее на шее, Анджела даже пискнуть не могла. Ей оставалось только сверкать глазами, безмолвно умоляя об объяснении. По-видимому, Хок понял ее, потому что пальцы его ослабили свою хватку, и, продолжая другой рукой возиться с кляпом, он поймал ее взгляд, надеясь, что она увидит мольбу в его глазах.

Анджела совсем растерялась. Она не могла понять, что он хочет от нее. Может быть, чтобы она доверилась ему? Анджела чуть заметно кивнула, слегка вдавив подбородок ему в ладонь. Больше она ничего сделать не осмелилась, потому что один из охранников подошел поближе и внимательно наблюдал за ними.

Повернувшись к ней спиной, Хок снова обратился к Константину:

– Так на чем мы остановились? Ах, да, на причине, по которой я захотел тебя видеть.

– Оставим на время разговор о женщине, Хок. Я считал, что меня тебе хочется видеть меньше всех на свете.

Подойдя к лесенке, ведущей на капитанский мостик, Константин оперся о нее спиной.

– Ты убил моего сына, Хок. Почему ты решил, что я прощу тебе это?

– Потому что ты в первую очередь бизнесмен, – убежденно сказал Хок. – Я уверен, что ты относишься


82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>