Для начала, Ангел. Наш утренний поцелуй не в счет. Утром я накинулся на тебя до того, как ты успела сообразить, что происходит. – Хок улыбнулся, сел и, не отнимая ладони от ее лица, другой рукой поднял свое сиденье. – Я хочу сделать это снова, Ангел. В твоем отклике было что-то такое… терзавшее меня весь день.

– Терзавшее?

– Да. Несколько секунд перед тем, как ты вспомнила, что не должна целовать меня… Но они пролетели слишком быстро, чтобы я мог понять.

– Понять что?

– Растаешь ли ты моих объятьях… или запылаешь огнем. Прекрасно и то, и другое, Ангел, но вот не знать, что именно случится, хуже всего. Это сводит меня с ума.

В гаснущем свете дня золотые искры света сияли ему из глубины двух изумрудных озер. Розовый кончик языка скользнул между губами и коснулся подушечки его большого пальца. Хок напрягся и не в силах больше сдерживаться, схватил ее за талию и рывком перенес к себе на колени.

Анджела не стала притворяться возмущенной, или вырываться, или даже изображать удивление. По правде говоря, легкая улыбка, заигравшая у нее на губах, сказала ему, что она ждала чего-то подобного. Хок даже заподозрил, что она недоумевала, чего он так медлил. Под ее тяжестью кровь прилила и запульсировала у него в паху, и, глядя в золотисто-зеленые глаза, он увидел, что она почувствовала, как его отвердевшая мужская плоть уперлась ей в бедро.

Однако ей удалось удивить его, когда она потянулась и осторожно прикоснулась к бритвенному порезу.

– Я не должна была причинять тебе боль.

– Ты не причиняла. Я сам виноват, что догадался о твоей находчивости.

– Все это происходило только вчера, – пробормотала она. – А кажется, что прошла вечность.

– О чем ты думаешь? – поинтересовался Хок, увидев, что лицо ее посерьезнело.

Слегка поколебавшись, Анджела ответила:

– О том, что не только твои планы поменялись за последние двое суток. До встречи с тобой мне больше всего хотелось забраться подальше от дома и побыть в одиночестве. А теперь одна мысль оказаться вдали от тебя нагоняет на меня тоску. Когда я впервые осознала, какие чувства ты во пробуждаешь, мне стало не по себе. Мне было немного стыдно из-за того, что меня к тебе влечет. Это казалось неестественным. И вся ситуация была слишком дикой и… напряженной.

– А теперь?

– Теперь я понимаю, что пыталась оценивать свою реакцию по обычным меркам, а они здесь неприменимы. С самого начала в этой истории не было ничего нормального и обычного, – на лице ее растерянность сменилась улыбкой. Она обвила руками его шею и теснее прильнула к нему. – У меня недостаточно опыта, чтобы понимать


70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>