сказала она. – Даже если бы тебя поймали или убили, это ничего бы не дало. Просто месть Константина совершилась бы.

Грузовичок подбросило на ухабе. Хок переждал, пока она выровняет машину, и лишь потом ответил:

– Я привез тебя к Сэмми, чтобы обеспечить безопасность. И вернулся за тобой по той же причине.

– Потому что решил, будто несешь за меня ответственность?

– Потому что я в самом деле отвечаю за тебя. Я думал, ты это понимаешь.

– Кажется, начинаю понимать, – пробормотала Анджела и нажала на тормоза, завидев знак «стоп». – Беда в том, что, если я поверю в это, мне придется поверить и всему остальному, что ты мне рассказывал.

– Это тебя мучает?

Она поставила машину на ручник и скрестила руки на руле.

– Я просто в ужасе от этого. По-моему, я меньше была напугана в ту ночь, когда ты заставлял меня глотать кокаин.

– Не знаю, Ангел. На мой взгляд, ты тогда была полумертвой от страха. Почему сейчас это пугает тебя больше?

– Потому что тогда я еще была так наивна, что верила: выход найдется, кошмар этот кончится и все будет так, как было, – облизнув пересохшие губы, она повернула к нему голову.

Его лицо было непроницаемым, холодным, бесстрастным. У нее мурашки пробежали по телу от ледяного напряжения, которое вдруг словно бы сковало их.

Она продолжала:

– Больше я не верю в благополучный исход. Я почти уверена, что мы погибнем. Оба. До сих пор это были детские игры.

Выражение его лица не изменилось. Какая-то машина промчалась мимо, но Хок продолжал смотреть на нее, вернее, сквозь нее: пока, не выдержав, она отвернулась. Вторая машина промелькнула навстречу. Анджела задумалась, что будет делать человек, сидящий в этой машине, сегодня, завтра, в следующем году, как вдруг Хок заговорил:

– Сверни налево, Ангел. До главного шоссе осталось миль десять.

Уголком глаза она увидела, что он расстелил на коленях карту. Следуя его указаниям, она вырулила на перекресток. У нее не было причин не подчиняться ему. Хок без борьбы не сдается. Говорить об этом он явно пока не хотел, а она знала, что, если хочет быть ему полезной, должна еще побороть свою скованность и неуверенность.

Несмотря на свое убеждение в том, что им неминуемо грозит смерть, она все-таки считала, что они могут что-то предпринять, чтобы выжить. Оба… потому что ей стало важно, чтобы Хок тоже уцелел.

Он мог бы бросить ее на произвол судьбы у Сэмми, но он не сделал этого, и теперь она была перед ним в долгу.

Ну и потом эта история с поцелуем. Сэмми был прав, когда сказал, что женщина не позволит мужчине целовать себя так, как поцеловал


63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>