о стороны Анджелы и распахнул ее.

– Ты поведешь машину, – сказал он. – А я разберусь с картой.

– Правда?

– Правда. – Он обхватил ее обеими руками за талию и одним движением буквально вынул из машины. Как только ноги Анджелы коснулись земли, он отпустил ее и забрался на сиденье. – Я помог бы тебе влезть на водительское место, но боюсь, ты уедешь без меня.

– Я могла бы и перелезть через рычаги, – отозвалась она, не отрицая, что могла бы использовать этот шанс, чтобы сбежать. Нельзя сказать, чтобы она не подумала о такой возможности. Подумала, но не была уверена, что захочет ею воспользоваться.

То, что напугало ее раньше, казалось еще страшнее теперь, когда у нее было время поразмыслить над всей серьезностью грозившей ей опасности. Когда она вспоминала звуки выстрелов, то тут же понимала, что без Хока ей придется еще хуже.

– Я думаю, ты оценишь возможность подышать свежим воздухом, – заметил Хок.

Открыв «бардачок», он стал перебирать карты. Тем временем Анджела обошла машину и села за руль.

Грузовичок был старой модели, без всяческих новшеств, и она с тоской вспомнила о своем автомобиле. Тут не было кнопки автоматической регулировки сиденья, наружное зеркало надо было подправлять рукой, а поднимать и опускать стекла приходилось, вращая ручку, а не с помощью кнопки. Но, освоив эти премудрости, Анджела переключила скорости и вывела машину на дорогу задолго до того, как Хок поднял голову от карты.

– Куда теперь? – бодро поинтересовалась она.

От пьянящего чувства свободы, вызванного тем, что она сидит за рулем, ей хотелось смеяться.

Однако она сдержалась, потому что брошенный на нее угрюмый взгляд Хока не поощрял к легкомыслию.

– Вперед и прямо, – произнес он. – Все равно выбора нет.

– Сейчас нет, но когда доедем до пункта, где надо будет решать…

– Когда доедем, я скажу, куда дальше, – свернув карты, он положил их на пол. – Если будешь хорошо себя вести, можешь и дальше сидеть за рулем.

– Что это значит? – Мрачное облако поднялось в ее душе при напоминании, что ситуация в общем-то не изменилась.

– Это значит, что если ты по-прежнему собираешься сбежать от меня или попытаться привлечь чье-то внимание, сесть за руль придется мне, а ты будешь снова болтаться на дне машины.

Она поняла, что он говорит всерьез, так как речь эта была произнесена тем безучастным ровным тоном, каким он отдавал ей приказания, ожидая неукоснительного выполнения.

– Меня тошнит от твоих постоянных угроз.

– Я думал, что употреблять слово «тошнит» запрещено, – усмехнулся Хок.

– Это было до того, как я села за руль. Пока я правлю, я неуязвима. – Она с трудом


62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>