льно присматривался к тем, кто ее навещал, если эти люди были ему незнакомы. Осторожность стала неотъемлемым свойством его натуры.

Как только он очутился в тесном холле, разделяющем их квартиры, дверь миссис Эйвери распахнулась. Хок только глянул на ее лицо и сразу понял: что-то неладно.

– В чем дело? – настороженно спросил он.

Взгляд его мгновенно обежал холл, задержавшись на темных углах. Спортивную сумку он сразу же бросил на пол и сунул правую руку внутрь куртки. Он не стал сейчас раздумывать, как они смогли его выследить. На это будет время потом, если у него это время будет. Сию минуту надо было оценить ситуацию и выбраться отсюда невредимым самому и не подвергать опасности миссис Эйвери.

– Ничего, Боб. Правда, ничего.

Она немного поколебалась, прищелкнув языком, и подняла руку, поправляя обрамляющие ее лицо на этот раз голубоватые кудри. Тяжко вздохнув, соседка сунула ему в руки толстый конверт.

– Это пришло вам. Срочной почтой. Мне пришлось за вас расписаться.

Хок никогда не получал почту на этот адрес. Никто из его знакомых понятия не имел, где он живет.

Крепко сжимая рукоятку своего револьвера «Астра», свободной рукой он взял пакет и бросил к своим дверям. Затем он шагнул, чтобы оказаться между миссис Эйвери и улицей, потому что если бы кто-то чужой находился сейчас в ее квартире, она волновалась бы гораздо больше. А пока ему надо было выключить свет и лишь потом втолкнуть соседку в ее квартиру. Если она чуть подвинется, он сумеет дотянуться до выключателя…

Внезапно до него дошло, что миссис Эйвери, не переставая, говорит, и он попытался вникнуть в смысл ее слов.

– …я зря позвонила на эту радиостанцию, но мне было скучно, и я подумала, что было бы здорово поговорить с настоящим экстрасенсом. Хотя должна признаться, что теперь, когда я это сделала, я вовсе не уверена, что она не шарлатанка. Я говорю вполне серьезно, Боб. Слышали бы вы, что она о вас говорила.

Он растерянно поморгал глазами и решил, что пистолет можно не вынимать. Тем более что он и так стоял в холле, освещенный сзади больше минуты, и если поблизости находился какой-нибудь стрелок, он бы уже успел закончить свою работу. Однако все-таки, чтобы не рисковать, он протянул руку и вывернул лампочку из патрона под потолком.

– Кто и что говорил насчет меня? – осведомился Хок, кладя лампочку на выступ под почтовым ящиком.

– Экстрасенс. Зачем вы вывернули лампочку? – удивилась миссис Эйвери.

– Я услышал, как она потрескивает: вот-вот перегорит, – солгал он. – Я сейчас же заменю ее, чтобы потом не спотыкаться в темноте. Так что это за экстрасенс?

– Ну, та, на радио.


6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>