жуткое испытание, которому он подверг ее, эта угроза «кокаиновой смерти»… Да, все становилось хоть немного понятным, но это вовсе не означало, что ситуация, в которой она оказалась, ей нравилась.

– Прошлой ночью вы требовали от меня сведений. Чего хочет Константин от меня? Что, по его мнению, у меня есть такое особое? – Она поставила кружку на стол и снова обняла свои колени, приняв свою излюбленную позу.

– Я.

– Что? – Она была раздосадована, но старалась сохранить ровный бесстрастный тон. Подобная тактика никогда не подводила ее деловых ситуациях, когда скандал и повышенные интонации только осложнили бы положение. К несчастью, за последние сутки от усилий, которые она прилагала, чтобы сохранить остатки разума, пытаясь разобраться в сумасшедшей обстановке, окружающей ее, у нее сводило челюсти.

Хок ответил усмешкой, которая дала ей понять без слов, что он оценил ее выдержку. Однако, когда он заговорил снова, ни в его голосе, ни в словах не было и намека на юмор.

– Константин ищет меня уже в течение восьми месяцев. Если он решит, что я как-то связан с тобой, а он должен так решить, раз ты покинула гараж вместе со мной… он постарается достать меня через тебя.

– Я отправилась с тобой не по своей воле.

– Как я уже говорил, он этого не знает. – Взгляд, которым он окинул ее, был полон сочувствия.

Сердце у нее упало, в животе появилась какая-то сосущая пустота, и она положила на него руку, чтобы как-то умерить это ощущение.

– Как сильно ты нужен Константину?

– Очень нужен, – Хок долго сосредоточенно смотрел на свои руки, потом поднял голову. Взгляд его был суровым и невероятно усталым. – Я отнял нечто очень для него важное…

– Что именно?

– Жизнь его сына, – и, глядя на нее немигающим взглядом, добавил: – Я его убил, и Константин не прекратит охоту за мной, пока я тоже не буду убит. Если я не доберусь до него раньше. Но это уже другая история.

– Да, – сочувственно кивнула она. – Представляю себе.

Не отрывая от него глаз, Анджела задумалась и наконец поняла всю серьезность того, что Хок пытался объяснить ей весь день. Она попала в беду. Настоящую беду. Такую, из которой почти невозможно выбраться живой.

В который раз, причем наверняка не в последний, Анджела пожалела, что подобрала с пола этот проклятый пистолет.
7

– Ты говорил, что солгал мне трижды. Может быть, настало время выложить всю правду?

Хок поглядел на Анджелу поверх кружки с кофе, испытывая некоторую растерянность. Он только что признался, что убил человека, а ее первой реакцией было перевести разговор на другую тему. Почему-то ему казалось, что она прореагирует иначе. Ему потребовалось


49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>