вленные Сэмми наряду со всем остальным, и появился в спальне. Анджелу он обнаружил на подоконнике. Она сидела, подтянув колени к груди с синей фарфоровой кружкой в ладонях. Ее густые волосы мягко рассыпались по плечам, завивающиеся их кончики доходили до лопаток. Из-под белого халата виднелись лишь пальцы ног, и то самые кончики.

Видно было, что ей тепло и уютно, а вид у нее – по вполне понятной Хоку причине – был весьма самодовольный.

Он остановился в дверях, чтобы дать ей хорошенько полюбоваться на неровный алый порез вдоль челюсти, след попытки сбрить двухдневную щетину. На секунду какая-то тень мелькнула в ее взгляде. Хок не понял, то ли это было сожаление, то ли глубокое удовлетворение. Ему было, в общем-то, безразлично, хотя такие мелкие гадости приводят иногда к крайне неприятным последствиям. Если она попробует выкинуть нечто подобное с кем-нибудь менее… терпимым, ответная реакция может оказаться весьма резкой.

А пока… его больше расстроила горячая вода – точнее ее отсутствие, чем затупленная бритва. Хок винил себя за то, проверил бритвенное лезвие сразу. Он ведь уже имел представление о характере Анджелы: храбрая, сообразительная и довольно упрямая.

Так что тут виноват прежде всего он сам.

– Хорошо помылся? – вежливо спросила Анджела.

Хок так удивился, что она заговорила с ним по собственной инициативе, что решил зачислить холодный душ тоже в список собственных ошибок. Ведь он обратил внимание на то, что она провела в ванной слишком много времени. Он должен был заподозрить неладное.

Сунув руки в карманы джинсов, он дружелюбно кивнул:

– Да, спасибо. Пьешь кофе?

– Шоколад. – Она прищурила глаза, и голос ее почему-то звучал тихо и неуверенно. – Я не пью кофе на ночь.

Это было произнесено так, словно она не знала, что в шоколаде тоже полно кофеина. Хок просто кивнул в ответ и прошел на кухню, где нашел банку «кофе без кофеина». Он включил электрический чайник и осмотрел холодильник и шкафчики в поисках еды. Решив ограничиться хлебом с сыром, он поинтересовался у Анджелы, не хочет ли она поужинать.

– Может быть, попозже, – отозвалась она, предоставив ему догадываться, до которого часа собиралась не спать.

Хотя Хок проспал почти весь день, ему хотелось бы снова войти в обычный ритм жизни. Завтра ему понадобится ясная голова, и для этого необходимо было как следует отдохнуть. Шесть часов спокойного сна были бы очень кстати.

Он отрезал несколько кусков сыра и хлеба, положил их на тарелку, а остальное убрал. Затем залил кипятком кофе и долго мешал, чтобы все растворилось.

– Надеюсь, ты не будешь возражать, – сказал он, хотелось


47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>