ет каких-то шагов, бедняга Боб может влипнуть в какую-нибудь неприятную историю. Она не была уверена, что уже не влип.

Голос диск-жокея сменился музыкой. Фиона посмотрела в вопрошающие глаза Остина и осведомилась:

– Полагаю, у нас остался телефон этой женщины?

– Разумеется. Без этого мы не пускаем звонок в эфир.

Причиной тому был целый ряд причин, но Фиону интересовало лишь то, что они смогут добраться до Боба. Позвонив этой женщине, можно будет узнать адрес. С трудом глотнув, Фиона постаралась взять себя в руки.

– Пожалуйста, позаботься, чтобы пленку с разговором насчет Боба отослали ему самому. Немедленно.

– Ты боишься, что его идеальная спутница жизни устроит ему весьма неромантичную встречу с этим пистолетом? – На лице Остина смешались любопытство и недоверие.

Она улыбнулась, благодарная за то, что его вера в ее экстрасенсорные способности не слишком поколебалась в последние несколько минут.

– Я не уверена, что Бобу следует бояться именно этой женщины, – задумчиво произнесла Фиона.

– Тогда зачем посылать пленку?

– Потому, что я должна его предостеречь.

– Насчет пистолета?

Она снова улыбнулась ему.

– И поэтому тоже.

Звукооператор махнул рукой, делая знак, что следующий звонок ждет, и Фиона, наклоняясь к микрофону, вдруг поняла, что боль в правой руке больше не беспокоит ее. Контакт между ней и Бобом, или как там его зовут, нарушился. «Как обидно, – подумалось ей, – что мои способности давали мне лишь небольшие фрагменты, а не всю картину в целом».

Из-за этого она иногда чувствовала себя обманутой. Как, например, сейчас.
1

Место для парковки, которое Хок [1] высмотрел через дорогу от химчистки, было очень узким, но ему удалось в три приема втиснуться туда. Если бы бордюрный камень был на пару дюймов повыше, ничего бы не получилось. Голубой пикап неопределенного возраста, на котором он ездил, устраивал его в основном тем, что не привлекал к себе внимания. К тому же он был дешевым, так что и красть его никому не пришло бы в голову и было легко заметить, если бы это все-таки случилось.

Он вылез, подхватил с заднего сиденья спортивную сумку, запер дверцы и направился в ресторанчик-забегаловку за углом. Войдя и заплатив за чашку кофе, Хок уселся так, что мог наблюдать за дверью и улицей, и стал неторопливо пить. Кофе был черный, горячий и гораздо хуже того, который он варил у себя дома, в квартире всего в двух кварталах отсюда. Но ему не хотелось есть, а безалкогольные напитки здесь были чересчур сладкими. Так что он сидел, прихлебывал дрянной кофе и пытался выяснить, не следит ли кто за ним от аэропорта.

Конечно,


4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>