д тарелкой и продолжала молча есть, словно не слышала его вопроса. Хок догадался, что она сама не знала, почему так поступила. Или же знала, но ни за что не скажет ему, сколько бы он ни спрашивал. Поэтому Хок не стал настаивать, а сосредоточился на еде и почти прикончил свою порцию, когда она заговорила вновь:

– Что произошло прошлой ночью?

Он посмотрел на нее, лихорадочно соображая, что стоит ей сказать, а о чем лучше умолчать.

– Много всякого, – небрежно пожал плечами он. – Что именно вас интересует?

Она с удивлением подняла брови.

– Последнее, что я помню, это как я засыпала под действием смертельной дозы наркотиков с тем, чтобы уже никогда не проснуться. Судя по всему, этого не произошло.

– Вы просто заснули.

Анджела слегка нахмурилась, как бы настаивая на дальнейших объяснениях.

– Заснули не из-за каких-то моих снадобий, если вас волнует это. Полагаю, что причиной были и страх, и изнеможение… все вместе… Хотя признаюсь, что был несколько изумлен подобной реакцией вашего организма.

– Я смертельно устала за последние дни, занимаясь организацией конференции, – объяснила она, и глаза заискрились смехом, очень уж абсурдно прозвучали сейчас эти слова. Впрочем, она сразу подавила улыбку, придав лицу серьезное выражение. – И все-таки мне трудно поверить, что я просто-напросто заснула. Для этого я была слишком напугана.

– Панический страх обессиливает человека. А в вашем случае вы и без того были на пределе сил. – Хок поглядел в зеленые глаза с золотистыми искорками и с облегчением увидел в них не страх, а гнев. Гнев будет ей лучшей опорой, хотя и сделает трудноуправляемой. Он добавил: – Испытание, которому я вас подверг прошлой ночью, превысило то, что могло вынести ваше тело. Справиться с этим вы могли лишь одним способом – заснуть.

Анджела долго всматривалась в него, затем кивнула, соглашаясь.

– Так что же вы положили в капсулу, которую заставили меня проглотить?

– Муку.

– Это как? Муку?

Выражение ее лица ясно сказало ему, как мечтает она, чтоб он проглотил что-нибудь подобное и, если он не обманывался, предпочла бы, чтоб капсула была с футбольный мяч.

Наступило молчание, во время которого она занялась едой, затем поинтересовалась:

– Кто такой Сэмми?

Хок уже доел свою порцию и, подняв на нее глаза, увидел, что она ждет ответа.

– Сэмми – владелец этого… места. Мы здесь находимся под его покровительством.

– Где это здесь? – уточнила она.

– Этого я вам сказать не могу.

Анджела отодвинула в сторону свою тарелку и положила на желтую льняную салфетку стиснутые кулаки.

– Я полагала, что вы обещали больше не лгать.

– Обещал. – Хок встал, собрал со стола всю грязную


33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>