лась сдержать позыв рвоты, когда он положил капсулу ей на язык и велел проглотить. У нее не получилось с первой попытки, пока он не поднес ко рту стакан воды. Наконец она протолкнула капсулу в горло судорожным сжатием глотательных мускулов, о которых узнала в пятом классе, когда Джимми Карузерс, стоя на голове, демонстрировал, как глотать без влияния силы тяжести. У нее до сих пор звучит в ушах смех ребят, когда тяготение взяло верх, и он грохнулся на линолеум, не сумев обмануть земное притяжение.

Она ощутила прикосновение ткани к подбородку. Это он вытер углом простыни пролившуюся воду. Мелькнула мысль, не является ли воспоминание о Джимме Карузерсе началом цепочки прощальных образов, проходящих перед мысленным взором человека на пороге смерти. Если так, она хотела бы, чтоб остальные были получше. Джимми был противным мальчишкой, который стал противным мужчиной.

Поднявшись с ее ног, он посмотрел на часы и пересел на край кровати.

– Для начала скажите мне, Анджела, почему вы не хотите назвать мне имя, под которым вас знает Константин?

– Я никогда не встречала никого по имени Константин. – Она понимала, что правда ее не спасет, но считала, что лучше отвечать, чем лежать молча и тем как бы оправдывать его действия.

– Тогда с кем из представителей Константина вы встречались?

Она искренне старалась сосредоточиться на его вопросах, чтобы отвлечься от мыслей о том, что сейчас происходит у нее в желудке. Константин? Ей был известен Константинополь, но это город, а не человек, так что вряд ли он будет ему интересен. Еще она слышала о константине – сплаве никеля с медью. Эти знания она приобрела на геологоминералогической конференции, организацией которой занималась в прошлом году… Но и эти научные ее познания наверняка не произведут на него впечатления.

Она никак не могла отключиться от мыслей о том, как это происходит, как растворится у нее в желудке это зверское количество кокаина, как начнет наркотик впитываться в кровь. Она как-то присутствовала на семинаре по наркотикам, но там больше говорилось о том, как происходит ломка у наркоманов. Ей это не грозило. Будет ли ей больно, будет ли она биться в конвульсиях, охваченная туманящим голову страхом? Или же она просто заснет, и белая кокаиновая смерть незаметно придет через оцепенение холода и покоя?

– Анджела!

Она подняла глаза и вспомнила, что так и не ответила ему.

– Я никогда не слышала о Константине и не встречалась ни с кем, кто упоминал бы его имя.

– Каким именем вы пользуетесь?

– Каким всегда. Анджела Фергюсон. – Она передвинулась ближе к изголовью, чтобы устроиться


21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>