згу, заставляя молчать, пока машина неслась все дальше в ночь, приближая ее к жуткой реальности, которая, она была уверена, покажется ей отвратительной.

Хок ехал на юг. Он миновал мост Золотые ворота, оставаясь в потоке машин, которые теснили друг друга, продвигаясь по дороге, делившей Сан-Францсико пополам. Так же, как и остальные водители, Хок не обращал внимания на ограничение скорости и мчался по хорошо освещенным улицам со скоростью почти пятьдесят миль в час. В рекордное время он достиг противоположного края города. Дейли-Сити промелькнул как молния, и, лишь свернув на крутой выезд к аэропорту Сан-Францсико, Хок резко снизил скорость.

Следуя указателям, он доехал до стоянки и припарковался в тесном углу между высоким фургоном и микроавтобусом. Выключив фары и габаритные огни, Хок посидел пять минут не шевелясь, наблюдая за снующими машинами – паркующимися и покидающими стоянку.

Коричневый четырехдверный седан подъехал довольно близко и припарковался в следующем ряду, через шесть машин от него. Хок подождал, пока мужчина-водитель вылез и, забрав из багажника два чемодана, потащил их под навес ярко освещенной автобусной остановки, находящейся в восьмидесяти ярдах от стоянки.

Через десять минут автобус увез этого человека и двух других, стоявших в дальнем конце стоянки. Из автобуса никто не вышел ни на месте посадки, ни на следующей его остановке у самого выезда с парковки. Наступило временное затишье.

Хок достал из спортивной сумки отвертку и выскользнул из джипа, тихонько прикрыв за собой дверцу. Хотя из салона до сих пор не доносилось ни шороха, он открыл заднюю дверцу и откинул одеяло с лица женщины. В тусклом свете на него уставились широко открытые зеленые глаза. Хок не сомневался, что она его узнает. Еще в ее взгляде явственно читался страх, и Хок мысленно поздравил ее с блестящими актерскими способностями.

Не то чтобы он сомневался в ее страхе. В той ситуации, в которой она оказалась, было вполне естественно испытывать это чувство. Она и должна была бояться того, что ожидает ее. Но, кроме страха, Хок ожидал увидеть отражение и других эмоций на лице женщины, которая еще час назад жаждала его смерти.

Такая способность владеть собой и скрывать свои подлинные намерения в столь напряженных обстоятельствах говорила о том, что к ней надо относиться с максимальной осторожностью. Игнорировать это было бы роковой ошибкой.

– Здесь некому слышать ваши крики, так что не ждите помощи со стороны, – сказал он. – Если вы начнете кричать, я заткну вам рот кляпом.

– Если никто меня не услышит, к чему трудиться? – холодно


12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>