нягиня – перчатки. Анекдот о том, как он спас компаньонку русской княгини от верной смерти, несомненно, позабавит его приятелей. Как и тот факт, что спасенная девушка влюбилась в него с первого взгляда.

Шарлотта выпрямилась и сжала кулаки. Ну уж нет, этому не бывать!

Лошади стали взбираться на холм, и она с облегчением увидела среди деревьев стены виллы. Вскоре она освободится от нежеланной компании. Сможет принять ванну. Расчесать спутанные волосы и успокоиться.

– Я давно не встречался с княгиней Яковлевой и с удовольствием снова повидаюсь с ней, – неожиданно объявил Шандор Кароли, мгновенно уничтожив с таким трудом обретенное самообладание. – Думаю, она тоже будет очень рада.

– Скорее всего, – едва слышно пролепетала Шарлотта. Ей ив голову не приходило, что он тоже захочет выйти из экипажа у виллы «Ундина». Она надеялась незаметно проскользнуть в дом и ничего не говорить о случившемся княгине. Теперь это невозможно! Значит, пытка продолжится. Княгиня пожурит Шарлотту за то, что она одна отправилась в отель… или сильно разгневается, узнав, что компаньонка доставила окружающим столько неприятностей. Она снова вспомнила о перепачканном платье, о разорванном подоле, об упрямом локоне, выбившемся из поспешно скрученного узла на затылке. Сейчас она больше походила на крестьянскую девчонку, чем на компаньонку особы голубой крови.

Жаркие слезы обожгли глаза, но она пересилила себя. Пусть она действовала необдуманно, но стыдиться ей нечего.

Шарлотта надменно вскинула подбородок. Довольно! Она не станет терпеть унижений!

Шандор наблюдал за девушкой, которая с каждой минутой все больше его забавляла. Он успел заметить дрожащие губы и навернувшиеся на глаза слезы, но она на удивление быстро сумела взять себя в руки. Только губы по-прежнему просили поцелуя. А что, если он действительно поцелует ее? Наверное, ее губы сладки, как спелые ягоды… Но к сожалению, пока ему не придется попробовать их на вкус.

Эта девушка вела себя на редкость скромно и благовоспитанно. Такие могут неверно понять даже самый легкий флирт. Любовная же связь для них обернется несчастьем всей жизни.

Граф снова нахмурился. Все связи не приносят ничего, кроме несчастья, мук и боли.

Он вспомнил об Ирен, белой и холодной, как мраморная статуя, и прекрасной даже в смерти, и яростно сжал кулаки. Будь оно все проклято! Неужели


7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>