рячим и крепким, а чашка была из тонкого фарфора.

– Круассан? – спросил он.

– Спасибо.

Он подвинул к ней тарелку. Она протянула руку, и их глаза встретились. На какой-то миг Шарлотте показалось, что в угольно-черных глубинах его глаз мелькнуло желание. Мелькнуло и пропало. Шарлотта потупилась в полной уверенности, что ошиблась.

Он не хочет сделать ее своей любовницей. Достаточно, чтобы она всего лишь сыграла эту роль. Но в таком случае она будет рядом с ним. Сможет смотреть на него без опасения нарушить приличия. Говорить с ним. И никто не будет предъявлять на нее права. Ей больше не придется терпеть гнусные приставания князя Яковлева.

Шарлотта старалась успокоиться. Но смятение ее было так велико, что она не могла взять себя в руки. Почему Шандор обратился к ней со столь необычной просьбой? Может, просто не хотел заводить новую связь после трагического конца его последнего романа? Теперь и кокотки, и светские дамы, посчитав, что Шарлотта его любовница, оставят Шандора в покое. Кокотки станут ей завидовать, и никто, а менее всех граф Кароли, не узнает о ее разбитом сердце.

Голос Шандора вернул ее к действительности.

– Жанна, вне всякого сомнения, уже позаботилась о вашем гардеробе.

Темный локон упал на его лоб. Шарлотта жаждала накрыть сильную смуглую руку своей. Снова ощутить его плоть под пальцами.

Шарлотта поспешно отложила круассан и зажала руки коленями.

– Платья будут вам впору, но не вполне годятся для светских собраний. Я слышал немало похвал в адрес модистки, которая живет на улице Гримальди. Там же есть и лавка шляпницы. Предлагаю навестить их сегодня же утром. А потом вы, возможно, согласитесь вместе со мной нанести визит мадемуазель Бернар. И, насколько я помню, меня ждут во дворце на чай. Франсуа! В комнату влетел секретарь.

– Сегодня князь Шарль требует моего присутствия во дворце?

– Да, ваше сиятельство.

– Спасибо, Франсуа. Это все.

Секретарь вышел, гадая, не появилась ли в доме Кароли новая хозяйка. Для всех это станет неожиданностью!

Шарлотта уставилась на графа. Сопровождать его к одной из любовниц? Во дворец?

– Но не будет ли мадемуазель Бернар возражать против моего присутствия?

Брови Шандора поднялись.

– Разумеется, нет! Сара питает к вам огромную симпатию.


63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>