вождении свиты, остановилась при виде ошеломляющей сцены: граф Шандор Кароли стоял на коленях перед молодой девушкой. Только поднесенный к носу флакон нюхательной соли заставил княгиню прийти в себя, хотя сопровождающим пришлось под руки довести ее до номера.

Шарлотта была готова умереть от унижения. На глазах выступили слезы. Щеки пылали. Но пытка наконец завершилась. Удовлетворенный, граф Кароли поднялся и отдал тазик и губку горничной.

– Ничего страшного. Шрама не останется, – поспешил заверить он. – Если приведут ваш экипаж, я сам провожу вас до дома.

Шарлотта усилием воли собрала остатки гордости.

– У меня нет экипажа, – сухо сообщила она. – Я компаньонка княгини Яковлевой.

В глазах графа вспыхнула искорка заинтересованности. На губах снова мелькнула улыбка.

– В таком случае мой экипаж в вашем распоряжении, мадемуазель Грейнджер.

– Я… нет… я…

Но протесты были бесполезны. Граф Кароли был человеком, привыкшим повелевать. Шарлотте оставалось только наскоро собрать волосы в узел и закрепить оставшимися шпильками.

Казалось, весь штат слуг отеля собрался в вестибюле, когда граф Кароли провожал ее к экипажу.

На солнце ее платье выглядело еще более потрепанным, тогда как к отелю подкатил роскошный экипаж, запряженный белоснежными жеребцами с алыми плюмажами. На козлах восседал кучер в ослепительной лившее, а на дверце красовался золотой герб графа.

В окна отеля смотрели богатые постояльцы, среди которых была женщина с золотистыми волосами и кошачьими глазами, с восторгом наблюдавшая, как граф Кароли усаживает в карету незнакомую девушку в перепачканном платье.

Шарлотта высоко держала голову, смаргивая готовые хлынуть слезы. Скоро ее мучениям придет конец. Скоро неотразимо красивый граф Кароли забудет о ней и обратит внимание на мадемуазель Бернар или на одну из ослепительных кокоток, наводнивших казино. Или на даму собственного круга.

Тем временем Шандор продолжал задумчиво рассматривать девушку из-под полуопущенных ресниц. Она разительно отличалась от красавиц, с которыми он обычно имел дело. Девчонка не задумываясь бросилась спасать малыша и, если бы не его присутствие духа, сейчас была бы мертва. Ее застенчивость показалась ему трогательной, достоинство – привлекательным.

Молчание становилось напряженным, и под неотступным взглядом графа на горле Шарлотты бешено забилась жилка. Он спас ее жизнь,


6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>