тот раз?

Он снова был слишком близко, так близко, что она ощутила едкую вонь пота, плохо замаскированную приторным запахом одеколона.

– Шесть.

Надо бежать. Не следовало ей вообще сюда приходить.

Князь гладил ее руку, неприлично прижимаясь всем телом.

Шарлотте было все равно, куда упадет шарик. Она искала глазами Сару или Жюстена. Но вместо этого натолкнулась на пылающий взор Шандора Кароли и, тихо охнув, отвернулась. Невыносимая тоска терзала ее. Во взгляде Шандора было столько враждебности, что ее сердце, казалось, на мгновение остановилось.

Краем глаза она заметила, что князь снова выиграл.

Шарлотте стало зябко. Какое право он имеет судить ее? Меньше всего ее должно волновать мнение графа.

Игра продолжалась. Поднимая время от времени страдальческие глаза, она снова видела на лицах окружающих презрение: еще бы, вчерашняя компаньонка матери сегодня стала содержанкой сына. Презрение светского общества было очевидным. А вот кокотки всячески выражали свое участие.

Рука князя обвила ее талию. Сидевшая рядом кокотка с обнаженными плечами и почти голой грудью весело льнула к своему спутнику. Шарлотта почти привыкла видеть интимные ласки, беспечно раздаваемые женщинами легкого поведения и их покровителями. Дамы строили глазки покровителям поверх изящных вееров, мужчины обнимали и гладили их на глазах у всех. И вот теперь с ней тоже обращались как с куртизанкой!

Жар руки князя, казалось, прожигал насквозь тонкий шелк платья. Он сжимал ее все крепче, и это становилось невыносимо. В своей невинности Шарлотта полагала, князь попросил его сопровождать, чтобы она помогла облегчить боль потери. Но оказалось, князь не чувствует ни боли, ни скорби. Он просто не способен на это.

– Прошу прощения, я должна уйти, – пробормотала она, поднимаясь. Ее выигрыш оказался огромным.

Князь с готовностью встал. Теперь его ход!

– Смена игры, полагаю? – спросил он, когда их места за столом заняли.

– Нет.

Шарлотта боялась упасть в обморок. И хотя не смела взглянуть в сторону графа Кароли, твердо знала, что тот не сводит с нее горящих глаз.

Князь самоуверенно накрыл ее руку своей.

– Мы уйдем… скоро. Но сначала…

Он указал на величественную лестницу, ведущую в приватный салон и отдельные кабинеты на втором этаже.

Шарлотта часто сопровождала туда княгиню. Салон предназначался для особ


50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>