абыл княгиню в ту самую минуту, когда гроб опустили в могилу, я ее никогда не забуду.

Мария согласно кивнула.

– Я вплету в ваши волосы живые бутоны роз. В других украшениях вы не нуждаетесь.

Солнце уже заходило. Мария велела младшей горничной наполнить горячей водой ванну Шарлотты и, пока та купалась, выгладила лиловое платье.

Позже, когда Шарлотта сидела за туалетным столиком, Мария высоко уложила ее густые волнистые волосы и выпустила несколько длинных локонов, втайне убежденная, что, несмотря на усталость, девушка никогда еще не выглядела столь прелестной.

– Экипаж ждет, мадемуазель Грейнджер, – объявил лакей князя со смутным беспокойством в глазах.

– Спасибо.

Шарлотта неохотно поднялась. Сегодня ее последняя ночь во Дворце дьявола. Вряд ли она еще раз войдет туда. Во всяком случае, не в таком обществе.

Обычно она с нетерпением ждала вечера среди блеска и роскоши, но сегодня чувствовала лишь тоску и усталость.

Князь уже ждал ее в просторном холле виллы. Шелковый галстук был завязан по последней моде и сколот большим сверкающим бриллиантом. Фрак, хоть и безупречного покроя, не слишком выгодно обрисовывал дородную фигуру. Фрак был богато расшит черными шелковыми кантами. Лакей почтительно накидывал на плечи князя оперный плащ с алой подкладкой.

При виде простого платья Шарлотты князь уже хотел запротестовать, но заметил упрямо вздернутый подбородок и промолчал. Кроме того, она и так выглядела неотразимой.

Он взял ее руку, поцеловал, осыпал комплиментами по поводу ее внешности и вывел во двор.

Шарлотта села в экипаж. Князь Виктор последовал ее примеру. Его присутствие почти ощутимо душило ее, но лакей захлопнул дверцу и прыгнул на запятки. Кучер щелкнул кнутом. Шарлотта старательно отводила взгляд от князя, который пожирал ее маленькими выпученными глазками и молился, чтобы вечер поскорее закончился.

Виктор Яковлев был из тех людей, которые крайне редко чувствуют неловкость или выходят из себя, однако в мягком достоинстве, с которым вела себя Шарлотта, было нечто, лишавшее его присутствия духа. Похоже, его титул и богатство ничего для нее не значили. Она молода и невероятно красива. Наверняка служба у его матери была ей ненавистна. И конечно, она мечтала о таком вечере. Богатый покровитель, золотые луидоры, которые можно истратить за игорными столами, шампанское,


48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>