ающе прижала палец к губам:

– Ш-ш-ш, Мария! Не хочу, чтобы князь узнал о моем присутствии.

Хорошенькое личико горничной омрачилось презрительной усмешкой.

– Не стоит бояться, мадемуазель! Князь, – яростно выплюнула она, – развлекается со шлюхой!

Подобное обозначение уличной женщины было самым грязным, на которое оказалась способна Мария.

– В таком случае мы проведем ночь у тела княгини Натальи, – ничуть не расстроившись, ответила Шарлотта.

– А потом, мадемуазель? Вы уедете?

– Да, Мария. Вернусь в Англию, – кивнула девушка.

– Я тоже вернусь в Ниццу, – злобно прошипела Мария. – Лишнего дня не останусь в доме этого… этого животного!

Эта ночь для Шарлотты прошла спокойно и безмятежно. В темноте мерцали свечи, зажженные в головах и ногах покойницы. Тишину нарушал только тихий перестук четок, которые перебирала Мария. Шарлотта открыла Библию и нашла утешение в словах, которые так часто цитировал отец.

Утром князь встретил Шарлотту взглядом, полным бессильной ярости. Отказ только воспламенил его похоть. Проклятие! Он получит ее любой ценой, а до этого момента ей не видать ни франка!

В мраморно-белые руки княгини вложили крестик. Шарлотта в черном, позаимствованном у Марии платье наконец-то ощутила себя одетой соответственно печальному случаю.

Вскоре прибыли люди, которым предстояло нести гроб. Все церкви Монте-Карло звонили по усопшей, пока кортеж двигался от виллы «Ундина» сначала на заупокойную службу, а потом на кладбище.

Катафалк ехал медленно, и черные плюмажи коней покачивались в такт неторопливому ходу. Эдуард, принц Уэльский, предпочел бы провести свой второй день в Монте-Карло в более веселых развлечениях, но этикет требовал, чтобы он посетил похороны. Кроме того, он обожал едкое остроумие и острый ум княгини.

Здесь были члены семьи Романовых, польские и французские аристократы. Леди Пителбридж была закутана в черный тюль. Графиня Бексхолл, несмотря на жару, накинула на плечи черные соболя.

Сара надела платье из черной парчи и держала в руках букет белой сирени, перевязанный черной шифоновой лентой с длинными концами. Стройная шея выступала из кружевного воротника а-ля Мария Стюарт. Непокорные волосы прикрывала черная вуаль из тончайшего шелка.

Среди идущих в процессии выделялся граф Шандор Кароли, на голову


41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>