ая, Шарлотта не нашлась с ответом и, не много придя в себя, повторила:

– Я подожду в вестибюле, месье. Дело очень важное, а сегодня у меня не хватит сил прийти сюда во второй раз.

Управляющий снова вздохнул. С любой другой назойливой посетительницей он был бы суров и резок, но малыш, которого англичанка спасла в тот день, был сыном шеф-повара. Долг благодарности должен быть оплачен. И судя по решительному блеску глаз девушки, она удовлетворится только правдой.

– Мадемуазель Грейнджер, – прошептал он едва слышно – гость мадемуазель Бернар – это барон Реншо!

Очевидно, такое откровение было предназначено для того, чтобы произвести впечатление на Шарлотту. Но девушка лишь пожала плечами. Она никогда не слышала об этом джентльмене.

– Можно мне хотя бы присесть, месье…

Француз поднял глаза к небу. Почему англичане так бестактны?

Но он все же осторожно взял ее за руку.

– Мадемуазель Грейнджер, барон Реншо – псевдоним принца Уэльского.

Шарлотта ошеломленно подняла на него глаза. Управляющий пожал плечами: типично галльский жест.

– Принц вряд ли будет доволен, если узнает, что я позволил кому-то ожидать, пока… пока…

– Вы совершенно правы, – кивнула Шарлотта, лихорадочно соображая. Сегодня ей уже не поговорить с Сарой. Но завтра та, вне всякого сомнения, будет на похоронах княгини. Может, Шарлотте представится возможность попросить ее о свидании?

Девушка слегка покачнулась, и француз увидел, как осунулось ее тонкое лицо, какие огромные круги залегли под глазами.

– Думаю, мадемуазель Грейнджер, вы нуждаетесь в отдыхе и должны подкрепить силы перед возвращением на виллу «Ундина». Жак!

Он повелительно щелкнул пальцами.

– Тимбалы[3] с камбалой Гримальди для мадемуазель Грейнджер, а также мусс «Монте-Карло» и бутылку шампанского. «Хайдек Монополи»!

Шарлотта, почти не сопротивляясь, позволила увести себя в зал ресторана, полупустой в это время, между пятичасовым чаем и обедом. Только когда перед ней поставили камбалу Гримальди, она поняла, как голодна. Как давно ела в последний раз. Филе камбалы подавалось с трюфелями и маленькими крабами, политыми маслом, сливками и посыпанными сыром. Все это было завернуто в восхитительно воздушное слоеное тесто.

Мусс «Монте-Карло» представлял собой меренги со взбитыми сливками, посыпанные засахаренными фиалками, и показался


40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>