Она широко раскрыла глаза и отодвинулась от него, насколько позволяла учтивость. Его доброта и способ ее выказывать были крайне неприятны.

– И поэтому я прошу вас о любезности. Пожалуйста, отдайте деньги, которые задолжала мне княгиня, – поспешно выпалила она. – Точная сумма записана в гроссбухе ее светлости, который лежит в верхнем правом ящике секретера…

– О деньгах не беспокойтесь, – горячо заверил князь. – Я прекрасно позабочусь о вас, моя маленькая Шарлотта.

Шарлотта вздрогнула. Что случилось с этим миром? Неужели порядочных мужчин совсем не осталось? Или распутники попадаются исключительно ей?

– Я немедленно принесу гроссбух, ваша светлость.

Может, она не так поняла князя? Может, его манера вести себя несколько непривычна, ведь он долго жил в Европе?

Она попыталась встать, но горячая назойливая рука обвила ее талию.

– Мы должны лучше познакомиться, Шарлотта. Я человек щедрый, и…

Шарлотта яростно толкнула его в грудь. Князь, потеряв равновесие, упал в шезлонг, а она вскочила с дивана и гневно воскликнула:

– Мне не нужна ваша щедрость, князь! Я должна получить только то, что принадлежит мне по праву! Мое жалованье!

Она подошла к секретеру и открыла ящик. Гроссбух княгини лежал на обычном месте. Она схватила его и принялась дрожащей рукой перелистывать страницы.

– Вот!

Шарлотта протянула князю открытую книгу.

– Здесь записана точная сумма, которая мне причитается. Как видите, это почерк княгини. И я прошу вас отдать мне долг.

Князь Яковлев был не из тех людей, которые легко сносят оскорбление. Быть отвергнутым женщиной ниже его по рождению? Немыслимо!

Пуговица на мундире расстегнулась. Прядь редких волос упала на лоб. Лицо побагровело. Тяжело дыша, он поднялся и с такой злобой выхватил у Шарлотты книгу, что та инстинктивно отпрянула.

– Вот ответ на все ваши требования! – прорычал он, вырвал страницу, смял в комок и швырнул в корзину для мусора.

– Вы можете так поступить со мной! – с ужасом выдохнула Шарлотта.

– Могу! – ехидно усмехнулся он. Лоб его блестел от пота, веко нервно подергивалось. – И так будет, пока вы не придете ко мне с извинениями, мадемуазель Грейнджер. Кроме того, я жду полной покорности!

Шарлотта прижала руки к губам, чтобы заглушить рвавшийся из горла крик, и, спотыкаясь, бросилась вон. Поднявшись в свою комнату, она повернула ключ в замке и прислонилась


37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>