но как-то объяснять свое отсутствие. Ведь он не давал ей разрешения покинуть виллу.

Она тихо постучала в полированную дверь. Ни при каких обстоятельствах нельзя позволять князю унижать ее. Она всего лишь попросит отдать причитающееся ей жалованье. Без денег она не сможет вернуться в Англию. Не сможет выжить.

– Войдите.

Шарлотта переступила порог. Гостиная была любимой комнатой княгини. Здесь она часто лежала в шезлонге в стиле Луи-Филиппа, когда Шарлотта читала ей вслух. Здесь она сидела, с затуманившимися от воспоминаний глазами рассказывая Шарлотте о днях своей юности.

При виде пустого шезлонга у Шарлотты все внутри перевернулось. Больше не будет радостных мгновений и воспоминаний о прошлом. Атмосфера на вилле изменилась, словно самые комнаты уже не были такими теплыми и светлыми, как раньше.

Золотое перо княгини, хрустальное пресс-папье, так же как и фотографии, были убраны с письменного стола. Великая княгиня больше не улыбалась из серебряной рамки на секретере. Прошло всего несколько часов, а в комнате уже совсем не чувствовалось присутствия княгини.

Князь Виктор переоделся в военный мундир: он питал слабость к золотым позументам и эполетам с аксельбантами, и хотя сам никогда не служил в армии, его мундиры были поистине великолепны. Правда, когда он встал с позолоченного стула, мундир угрожающе натянулся на плечах и животе. Князь отказывался признать, что толстеет, и велел портному шить по прежним меркам, считая, что это делает его стройнее и моложе. Но он уже начинал лысеть: волосы были тонкими, очень мягкими и светлыми. Да и усы, хоть и длинные, но редкие, уныло свисали.

Ему было пятьдесят четыре. Жена давно умерла, он не мог даже вспомнить, где и когда. Жалкое, вечно ноющее создание, не способное не только доставить удовольствие в постели, но и произвести на свет наследника. Он снова женится, когда выберет подходящую невесту. Богатую, знатную и юную девушку.

Князь Виктор редко уделял внимание женщинам старше пятнадцати лет, но девушка, стоявшая перед ним, была приятным исключением.

Он окинул ее оценивающим взглядом.

– Пожалуйста, садитесь, мадемуазель Грейнджер. Я убедился, что покойная действительно должна была выплатить вам жалованье.

Шарлотта облегченно вздохнула, но тут же поспешно поджала губы, когда князь уселся


36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>