, мадемуазель Флоретте Розанко приехала мадемуазель Луиза де Реми.

– Кокотки, – уничтожающе бросила княгиня. – Удивляюсь, как это княгиня Елена соглашается оставаться с ними под одной крышей. Кто там еще? Вчера поздним вечером я сама видела, как со стороны Ниццы прибыло несколько экипажей.

– Мадемуазель Бернар, актриса.

Княгиня довольно вздохнула:

– Значит, нужно послать карточку в «Отель де Пари» и сообщить, что мы желаем с познакомиться. А кто покинул отель? Неужели эта ужасная особа Карлион убралась куда-нибудь подальше со своей утомительной болтовней?

– Она сегодня утром уехала в Ниццу, ваша светлость, – ответила Шарлотта, сдержав улыбку.

Миссис Карлион была почтительна к княгине и всегда проигрывала ей в покер. Но все жертвы были напрасны. Княгиня по-прежнему ее недолюбливала. Миссис Карлион не обладала ни остроумием, ни чувством юмора, вследствие чего ее бесцеремонно изгнали с глаз долой.

Появилась горничная с серебряным подносом, на котором стояли бокалы с шампанским и лимонадом. Затянутая в черную перчатку рука княгини потянулась за шампанским. Несмотря на жару ее светлость не следовала моде и зимой и летом носила черный шелк, как правило, расцвеченный дорогими украшениями.

– Интересно, – задумчиво протянула она, пригубив шампанского, – сумеет ли месье Блан убедить мадемуазель Бернар появиться в Театре казино в роли Федры? Такое представление произведет фурор и отвлечет публику от газетных заметок, в которых скрупулезно подсчитывается процент самоубийств в Монте-Карло.

Шарлотта зябко передернула плечами. Она наслышалась историй о маленьком тайном кладбище, где проигравшихся самоубийц спешно хоронили под покровом темноты.

– Я предложу месье Блану устроить спектакль с мадемуазель Бернар для нашего развлечения.

Шарлотта, улыбаясь, пила лимонад. Что ж, может быть, месье Блану удастся уговорить мадемуазель Бернар. Великая актриса присутствовала на открытии роскошного Театра казино и произнесла страстный монолог, прежде чем поспешить к столам и сорвать большой выигрыш в рулетку.

Со своего места Шарлотта могла видеть выложенные изразцами остроконечные башни-близнецы театра и казино. Кремовые фасады отливали золотом на солнце. Террасы за башнями, утопающие в цветах, спускались прямо в сверкающее синее море.

Отец Шарлотты, как духовное


2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>