ковлевой почти не обращали внимания на Шарлотту. А кокотки улыбались девушке и всегда находили для нее приветливое слово. Сначала Шарлотта расстраивалась, опасаясь, что ее принимают за свою. Но со временем, когда выяснилось, что это не так, тоже стала застенчиво улыбаться и желать девушкам доброго вечера.

Великий князь покинул княгиню. Его спутница снова положила лилейно-белую ручку на его рукав, удивляясь про себя, как это компаньонка княгини, такая прелестная девушка, довольствуется одним только присутствием во Дворце дьявола и не хочет принимать участия в игре. Наверняка, она предпочла бы играть за столами, чем оставаться сторонней наблюдательницей! И наверняка мечтает об обществе богатого и красивого покровителя. Ей скорее всего скучно целые дни проводить со старухой.

Маленькая парижанка пожала гладкими сливочно-белыми плечиками и приложила все усилия, чтобы незаметно подвести великого князя к рулеточным столам, где играл по-крупному неотразимый граф Шандор Кароли. Англичанка не выглядела расстроенной; скромно одетая, она не отходила от княгини, а значит, не могла считаться соперницей.

Шарлотта украдкой наблюдала, как француженка скользит по огромному залу под завистливыми и восхищенными взглядами. Она хорошо распознала сочувствие и дружелюбие, светившиеся в фарфорово-голубых глазах.

Шарлотта сдержала улыбку. Сочувствие явно направлено не по адресу. У нее малейшего желания стать кокоткой и менять любовников, как дорогие туалеты. Настоящее чувство – слишком драгоценная вещь, чтобы относиться к нему легко. И может, когда-нибудь она обретет любовь всей своей жизни.

Почему она снова вспомнила о сильных руках, обнявших ее? О тех мгновениях, когда ее несли в прохладный вестибюль отеля… о прищуренных черных глазах, окинувших ее оценивающим взглядом?

– О, это вы! раздался мелодичный голос, перекрывший тихий гул голосов. – Какая смелость! Вы настоящая героиня!

Шарлотта недоуменно оглянулась, не зная, к кому обращалась дама.

Игроки замерли. Шарики остановились. Карты легли на стол. Головы в роскошных шляпках разом повернулись к высокой женщине, вставшей из-за стола. Золотисто-рыжие волосы походили на сверкающий нимб. Огромные, как у лани, глаза под густыми длинными ресницами были широко распахнуты. Горло украшало


12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>