зана. Они остановились у экипажа де Вальми.

– Садитесь, – велел Жюстен. – Чем скорее мы уедем, тем лучше.

– Нет, не могу! Я должен быть рядом с Шарлоттой.

Жюстен раздосадованно вздохнул:

– Шарлотта прекрасно обойдется без вас, Кароли. Забываете, что если все так, как вы говорите, только ее ум и сообразительность уберегли вас от ареста. Все поймут, что она толкнула Бестона, защищаясь, и никто не посчитает это убийством. А вот если на месте были вы…

– Пропади все пропадом! Никто не толкал Бестона через ограду! Он сам упал! Я несколько раз предупредил его, чтобы не смел пятиться, что это опасно, но он ничего не желал слушать.

Жюстен мрачно усмехнулся:

– Учитывая, в каком виде предстала перед нами Шарлотта, сомневаюсь, что вам кто-то поверит. Послушайте моего совета. Предоставьте Шарлотте выручать вас обоих, и поедем выпьем бренди.

– Нет. Мое место рядом с Шарлоттой!

Шандор вырвал руку и зашагал сквозь толпу взволнованных зевак туда, где находились месье Блан и Шарлотта.

Никто не пытался задержать его на входе в роскошный кабинет месье Блана. Шарлотта по-прежнему плакала. Месье Блан все так же утешал ее. Едва Шандор переступил порог, как она подняла голову, взглядом умоляя его молчать.

Он почти с самой первой встречи знал, что любит ее, но только сейчас осознал, как велика его любовь. В эти минуты он понял, что, если будет необходимо, Шарлотта отдаст за него свою жизнь. Как он за нее – свою.

Вскоре появились жандармы во главе с инспектором полиции Монте-Карло. Месье Блан тепло приветствовал своего старою верного друга и тут же разлил по бокалам коньяк.

– Мадемуазель Грейнджер – молодая дама безупречной репутации, – заверил он инспектора. – Помните случай на бульваре Мулен? Это она рисковала жизнью, чтобы спасти ребенка от обезумевшей лошади. Тогда она была компаньонкой княгини Яковлевой, которая очень ее любила.

Взгляды месье Блана и инспектора встретились поверх головы Шарлотты. Инспектор кивнул. Значит, молодая дама не кокотка, не авантюристка. Блан, один из самых уважаемых граждан Монте-Карло, готов поручиться за нее.

– Что произошло, мадемуазель? – тихо спросил инспектор.

Шарлотта стягивала на груди разорванный лиф платья.

– В казино было слишком душно, я решила прогуляться по террасе. И в рассеянности забрела дальше обычного, поскольку люблю


102  103  104  105  106  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>