ли обращается с ними, как с дерьмом.

– Спасибо, – сказала Джастин. Илана выглядела расфуфыренной и старой, и Джастин почувствовала прилив антипатии.

– И я сказала, что он ведет себя, как последний садист, и это ребячество. Кроме того, он просто работает против своих интересов. Придираться к тебе, на седьмом году!

Джастин послышалось «на седьмом месяце», и она мгновенно вспотела.

– Послушай, я слышала про Никки. – Илана элегантно закинула ногу на ногу. – И я понимаю. Ты в депрессии и с трудом приходишь в себя, и ты встречаешь не так много мужчин. Но это просто нехорошо выглядит…

Джастин чуть не стошнило.

– Пусть партнер – это другое дело. Это я могу понять. Клиент. Ной Клерман – вот это лакомый кусок.

То, что Ной женат, очевидно, не делало его менее подходящим.

– Еще что-нибудь? – спросила Джастин. Илана подняла изящно выщипанную бровь.

– Как оно было?

Джастин молча вышла, вернулась за свой стол и села читать.

Прошло добрых полчаса, а она не запомнила ни единого предложения. Она теряет хватку.

Она вышла купить «Таб». Роберта загнала ее в угол у ксероксной комнаты, затащила к себе в кабинет и закрыла дверь.

– Я слышала, ты встречаешься с Никки!

Джастин с отвращением закрыла глаза. Роберта недавно доверилась ей и теперь хочет, чтобы ей отплатили тем же.

– Итак? – Она взволнованно закурила «Мерит» и выпустила дым в вытяжку. – Как ты могла мне не сказать? Это же потрясающе!

Ее жизнь превращается в бездарный фильм.

– Роберта, – сказала она медленно, отталкивая от себя воздух, пока не выпрямила руки полностью, – занимайся своими делами.

Лицо Роберты потеряло всякое выражение, она тяжело села на стул.

– А, извини, пожалуйста.

Джастин вышла. Она не хотела. А теперь она отвратила от себя Роберту. Доживет ли она до вечера так, чтобы у нее в этой компании остался хоть один рекомендатель?

Она села за свой стол. Зазвонил телефон.

Это была ее мать.

– Я так понимаю, у тебя новый кавалер, – сказала она с холодной отстраненностью. Конечно, Кэрол уже слышала новости, и конечно, ее они не впечатлили. Какой-то младший сотрудник, двадцать шесть лет, – господи!

«Погодите минуту! – захотелось крикнуть Джастин. – Ничего же не было! И это ни к чему не приведет». А если приведет?

Десять дней спустя Джастин ушла домой на обед. Она облила все руки мочой и уронила картонку-определитель в унитаз, так она разнервничалась. Она выловила ее оттуда, ругаясь. Было куплено две, на всякий случай. В аптеке она сначала хотела купить целую пачку. А потом подумала: «Зачем? Ты уже больше ни с кем спать не будешь, какой смысл?» Она произвела все необходимые манипуляции со вторым тестом без происшествий. Подождала.

Второй полоски не было. Отрицательно, она не беременна. Она пошла обратно на Третью авеню пешком и с благодарностью съела порцию кофейного мороженого. Даже если бы она встретила по пути знакомого, ей было бы все равно. Когда она добралась да офиса, то поняла, что у нее началась менструация.

Никки зашел к ней в кабинет, чтобы занести соглашение. Он сел на стул для посетителей, и она закрыла дверь. Обычно они проводили друг с другом немало времени, как с открытой, так и с закрытой дверью. Но сейчас все было неловко.

– Ну, ты будешь рад услышать, – сказала она, – что нам не предстоит стать родителями. Я сделала тест, результат отрицательный.

Он кивнул.

– Я хочу встречаться с тобой.

– Я думаю, что это не самая лучшая мысль. Извини.

Он вышел и больше всего в этот момент походил на маленького мальчика, который хочет, чтобы на него обратили внимание. Ей было его жаль.

Она никогда не заводила отношений с кем-нибудь с работы, никогда. И тому была причина.

__________

Джастин и Никки старательно друг друга избегали, но через две недели после теста на беременность им пришлось полететь вдвоем в Бостон на один день. В самолете Джастин работала без остановки. Никки какое-то время читал «Экономист», потом вытащил «Лолиту», что ее раздражало. В Бостоне они встретились с главами радиостанции, на которую подала заявку, кроме них, и одна сильная компания средств массовой информации, у которой была сеть радиостанций по всей стране. Там были экономисты, члены совета директоров, генеральный директор и генеральный консультант, и в самом разгаре работы, когда писалось заявление об отзыве согласия на продажу, Джастин опрокинула


94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>