ите, спросите меня. – Он улыбнулся Кэрол.

Он ожидал очередного пушечного ядра вроде «Он женат?», но был потрясен еще больше, когда она наклонилась к нему и прошептала:

– Как отличить истинного янки? – и захихикала.

– Мама, – предостерегающе сказала Джастин. Кэрол уже так заливалась, что не могла и слова сказать.

– Он, – выдавила она, – выходит… из-под душа… чтобы… – Она задохнулась смехом. Мириам и Джин жевали, не глядя на нее.

Джастин резко бросила:

– Если не можешь сказать этого вслух, не надо было начинать рассказывать эту шутку.

– Помочиться! – наконец выдохнула Кэрол, и официант поставил перед ней новую тарелку салата. – Сойдет, Тини? Помочиться!

Джин продолжал тихо жевать салат; Барри показалось, что он смотрит обед по телевизору, отключив звук.

– И зачем ты рассказываешь это за столом? – недовольно спросила Джастин.

Кэрол остановила на нем взгляд своих нехороших зеленых глаз.

– У тебя есть братья или сестры?

– Сестра, – ответил он. – Художница. Кэрол снисходительно улыбнулась.

– Неплохая профессия для девочки. Джастин издала такой звук, что Барри рассмеялся.

Распрощавшись, Барри и Джастин пошли по Первой авеню. Она вздохнула.

– Ну, вот. Такие они и есть.

– Они тебя любят, – утешил он, обнимая ее за плечи.

– Слушай, если я когда-нибудь стану такой же, пристрели меня сразу, ладно?

– Ну, я не думаю, что она очень скоро будет играть в «Сэндс», – сказал он, размышляя. Кэрол просто не умеет себя вести – или она законченная психопатка.

– Пристрели меня сразу, ладно?

Он взял ее руку и сунул к себе в карман.

– Мириам спала с Германом после первого свидания?

– И думать об этом не хочу, – поежилась Джастин.

Он спал с Джастин после первого свидания. Хотя он-то от этого не умер.
Нижнее белье

Джастин, Митч и Никки провели семь безумных дней, пытаясь сократить убытки «Голсуорси – Фитцсиммонс». Джастин вылетела в Дэлавэр на обязательное слушанье, а потом присоединилась к Митчу и Никки, чтобы составить тщательно выверенный текст нового договора на меньшую сумму – и только на покупку активов. В два ночи на восьмой день они получили устное подтверждение от совета акционеров, что новая сделка не повлечет за собой еще одного иска.

На следующее утро Джастин лежала на боку, медленно просыпаясь в холодном голубом утреннем свете. Собака потянулась, прошлепала к кровати и положила передние лапы на край. Джастин какое-то время тормошила ее за уши. В двери проскрипел ключ. Собака выбежала с лаем в прихожую.

– Кто там? – крикнула Джастин в ярости, сразу сжавшись от испуга.

– Черепашка! Сидеть, Стелла. Это я.

Это нужно прекращать. Барри ушел полчаса назад, а если бы не ушел? Уверенным шагом вошла Кэрол в черной норковой шубе.

– Я хотела наверняка тебя застать.

– Ты меня застала, – отозвалась Джастин и легла обратно.

– Смотри-ка сюда, – сказала Кэрол, разворачивая черный джинсовый костюм, иссеченный во всех направлениях золотыми застежками-«молниями». – Я его увидела и подумала о тебе. – Она бросила костюм на одеяло поверх ног Джастин, сняла шубу и села на кровать в ожидании. Для такого раннего утра разодета она была крикливо и слишком нарядно. – Ну, примерь!

– Мне не нравится, что ты пришла сюда утром.

– А когда еще тебя можно увидеть? – Кэрол вынула из коричневой сумки запечатанный стаканчик кофе и добавила лукаво:

– Лучше бы я принесла его тебе на работу? – Она осторожно сняла крышку.

Холодные застежки впивались в голый живот, дышать было трудно. Что-то в этом роде надела бы девятнадцатилетняя спутница греческого корабельного магната на заключение брачного договора.

– Я не смогу это носить.

Кэрол обиделась.

– Почему? Ты в нем сногсшибательно выглядишь.

– Слишком броско. – Такой наряд понравился бы Элме.

– Ну и что? – Мать глотнула кофе. – Ты можешь встретить кого-нибудь, кто тобой заинтересуется.

– Трудно поверить, что мы состоим с тобой хоть в каком-то родстве.

– Понимаешь, я купила его на распродаже и не смогу вернуть.

Джастин сняла юбку.

– Кэрол. Не покупай мне вещей, которые не можешь вернуть. И не приходи сюда в восемь утра.

– Спасибо, мамочка, за чудесный подарок, – обиженно резюмировала Кэрол.

– Спасибо, мамочка, за чудесный подарок. – Он будет висеть в дальнем углу шкафа, как упрек.

– Ладно, не буду тебе мешать, – прощебетала


47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>