я денежного содержания, Айзая, у меня не было средств заплатить за спасение Колина Эверси. Я попросила Бакстера дать мне денег. Он был груб со мной. – Фанчетта залилась румянцем при одном лишь воспоминании об этом. – Он отказался дать мне даже фартинг. Но один из моих секретов, Айзая, заключается в том, что я намного умнее, чем ты думаешь. Поэтому я сказала Бакстеру, что знаю о его романе с новой служанкой, мисс Дейзи По, и что я выгоню его, если он не сделает то, о чем я его прошу. Короче говоря, я заставила его заплатить за неуважение ко мне. Но поскольку мы могли потратить много денег так, чтобы ты не заметил, Айзая, я предложила Бакстеру попытаться оплатить спасение Колина Эверси с помощью чужих секретов, точно так, как этого добилась от него я. Таким образом, он стал моим слугой. Он работал на нас обоих, Айзая. Забавно, правда? Бакстер сделал свою работу, потому что Колин Эверси был спасен, и ни один фартинг из твоих драгоценных денег, Айзая, не был потрачен в процессе подготовки.

Боже мой! Значит, он жив, подумал Колин, в основном потому, что Фанчетту Редмонд лишили ее денежного содержания.

У него в мозгу мгновенно выстроилась цепочка событий: Дейзи По, сестра Мэри По, рассказала Бакстеру похитителе трупов Критчли, который сообщил Бакстеру, что эти трупы приобретает доктор Огаст. Бакстер шантажировал доктора Огаста, и тот рассказал ему о графине и Гарри. И с помощью этой информации Бакстер шантажировал Гарри и заставил его стать анонимным посыльным, который носил деньги и записки в «Логово и игра». И Критчли в обмен на укрытие Хораса Пила, разрешили воспользоваться экипажем клуба для перевозки трупов с последующей их отправкой в Эдинбург, и Роберт Белл выступал в роли кучера. Бакстер расплачивался с Мэдлин и Хорасом из прибавки к собственному жалованью, которую ему давали. В тот момент он, должно быть, был в отчаянном положении.

Потом он попытался убить Мэдлин, когда не смог найти ста пятидесяти фунтов для окончательного расчета.

Роберта Белла наняли управлять экипажем клуба, мистер Бакстер сделал в книге запись о повышении собственного жалованья, и эта дотошность в ведении записей сыграла свою роковую роль. Не только Маркус увидел эту запись, но и Редмонд.

Колин подумал, что никогда не узнает наверняка, нанял ли этого человека Айзая Редмонд или он сделал все по собственной воле.

– Итак, за жизнь Колина Эверси я заплатила чужими секретами, – подытожила Фанчетта. – А теперь один из твоих секретов стоит перед тобой, Айзая.

– Он мне не отец. – В голосе Колина прозвучала угроза.

– Дорогой мой, я могу показать письмо вашей матери, – тихо сказала Фанчетта. – Я бы не стала напрягаться до такой степени, если бы не получила его. Возможно, это была просто уловка, чтобы рассчитывать на мою помощь в вопросе вашего освобождения. Но большинство женщин нелегко делятся подобными секретами, особенно с теми, кого, несомненно, считают своим врагом. Если вы спросите об этом свою мать, она, возможно, станет отрицать это. Я бы сделала именно так, особенно теперь, когда вы живы. И хотя, мистер Эверси, я не могу искренне сказать, что верю в вашу невиновность, я совершенно точно знаю, что это такое – потерять сына.


98  99  100  101  102  103  104  105  106  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>