лавное. Я думаю, что это вашей семье, создав хаос в Лондоне, как-то удалось сделать так, что вас не повесили. Удивительно, на что только не идут семьи, чтобы защитить своих, не так ли, мистер Эверси?

Колин почувствовал, что начинает злиться, и это придало ему силы.

– Моя семья не имеет к моему спасению никакого отношения, мистер Редмонд. Я точно знаю, что я невиновен и моя семья и те, кого я люблю, очень переживали за меня. За те безмерные страдания, которые мы все перенесли, за мое потерянное время… я хочу, чтобы вы заплатили.

Редмонд, слушая, слегка кивал и немного хмурился. Как будто все было очень интересно.

– И как же именно я должен был заплатить? – с любопытством спросил он. – Вы или… эта леди… собирались меня убить?

– Я – не убийца, мистер Редмонд, – ответил Колин. – Ваш родственник упал на свой собственный нож, потому что был в стельку пьян. Я пришел сюда, потому что хочу, чтобы вы тоже познали удовольствие пройти по ступенькам к двери должников и посмотреть на толпу, выкрикивающую ваше имя. Хотя, думаю, вы будете менее популярны, чем я.

Колину, наконец, удалось зажечь огонёк в зеленых глазах Редмонда.

– Мистер Эверси… – Два монотонных холодных слова, – бывший управляющий участвовал в каких-то гнусных делишках, и я буду отрицать все, что он, скажет. Я заплачу, чтобы информация не просочилась в газеты и не стала предметом разговоров и сплетен, и власти это знают. Моя семья не пострадает. Но может быть, в следующий раз в пабе вы будете более осторожны, когда рядом окажется кто-то из семьи Редмондов, поскольку теперь знаете, какие могут быть последствия и как далеко мы можем зайти, чтобы защититься. Знаете, поскольку… вас… перехитрили, мистер Эверси.

Колин ощутил удовольствие, почувствовав, что наконец вывел этого человека из состояния равновесия и заставил проявить свое раздражение. Их взгляды встретились. Они были одного роста и смотрели друг на друга в упор.

В этот момент послышался стук каблучков по мраморному полу коридора, кто-то направлялся прямо к ним, и все повернулись в сторону двери. Колин с Мэдлин почувствовали смущение, потому что их пистолеты оказались направленными на появившуюся в дверях безукоризненно одетую и причесанную Фанчетту Редмонд.

Миссис Редмонд с любопытством заглянула в комнату. Она заметила Мэдлин и нахмурилась в замешательстве, словно осуждая ее наряд, что, несомненно, так и было. Потом заметила Колина.

– Вот вы где, мистер Эверси.

За последние несколько недель с Колином произошло много поразительных вещей: спасение от виселицы, изменившая его жизнь любовь с Мэдлин Гринуэй в сарае, ночь, проведенная в одной комнате с огромным скелетом. Но ничто не поразило его так сильно, как это обращение Фанчетты Редмонд. Оно прозвучало так, словно он опоздал на чайную церемонию.

Словно ей стало легче, когда она его увидела.

Колин пристально посмотрел на нее, не скрывая своего любопытства. Семьи Редмондов и Эверси не общались домами только на грандиозных балах, поэтому Колин встречался с Фанчеттой только в церкви, на балу или на светских приемах. Он смотрел сейчас на приятную белокурую женщину, с которой был безупречно любезен всю жизнь, но к которой инстинктивно испытывал неприязнь потому,


96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>