ей матери и Снапу не поздоровится. Это было три недели назад. Мне стыдно, мистер Эверси, но я боялся.

– Я никому не позволю обидеть ни тебя, ни Снапа, Хорас, клянусь. А твоей матери купим новое жилье, новую мебель и… Она умеет управлять ослом?

– Мне кажется, ей понравится.

– Тогда мы купим ей ослика. Купим ей все, что необходимо для комфортной жизни в…

– В Аппер-Финстере.

– В Аппер-Финстере. Симпатичный городок.

У Хораса радостно вспыхнули глаза. Мэдлин готова была поклясться всеми деньгами, что Колин никогда в жизни не слышал об этом городке.

– Но тебе надо поехать с нами, Хорас, сейчас. Это срочно. Пожалуйста. Мы ведь друзья, да? Клянусь всем, что есть у меня дорогого, что вреда не причинят ни тебе, ни твоим близким.

Слова Колина прозвучали очень убедительно. Еще неделю назад Мэдлин не могла представить себе ничего подобного. А теперь Колин Эверси стал совершенно другим человеком, она ни секунды не сомневалась.

– Мы – друзья, мистер Эверси. – Голос Хораса дрогнул. В этот момент Хорас заметил Мэдлин и, радостно улыбаясь, поклонился ей. – Неужели это вы миссис Гринуэй?

– Рада видеть тебя снова, Хорас, – присела в реверансе Мэдлин.

– Насколько я помню, вы с мужем раньше пили пиво в «Черной кошке».

– Было такое.

– А сейчас, где пьете?

– Очень скоро я буду пить пиво в Америке, Хорас. В ближайшее время я покину Англию.

Колин повернул голову в ее сторону, и Мэдлин была уверена, что сейчас его глаза приобрели интенсивную зеленую окраску в окружении природной зелени деревьев и лужайки. Но она не посмотрела в его сторону, а он, ни слова не говоря, снова повернулся к Хорасу.

– О, это замечательно! Америка! Приключения! – воскликнул Хорас.

– Да уж, – едва заметно улыбаясь, согласилась Мэдлин, – приключения.

– Когда же мы поедем? Здесь так тоскливо, ни хорошей выпивки, ни женщин. Простите, миссис Гринуэй, – поспешно добавил Хорас.

– Все порядке, Хорас.

– Пойду соберу вещи и потом…

Он остановился. В этот момент все услышали топот копыт, приглушенный травой и землей. Все повернули головы и сразу заметили тех, от кого исходил этот звук, потому что их всегда легко было увидеть.

С холма, возвышавшегося за коттеджем, спускались трое всадников в красных мундирах с блестящими на солнце штыками.

Солдаты подъехали к ним, спешились и подняли пистолеты.

– Опустите оружие, мистер Эверси, и бросьте его мне. Мне не хотелось бы стрелять в вас. Но я не стану раздумывать, если вы не подчинитесь. Вас, мадам, я попрошу проделать то же самое.

Английский солдат по долгу службы обязан быть вежлив со сбежавшим преступником. Он говорил так, словно делился с Мэдлин своими сомнениями, возможно, думая, что это Колин передал ей пистолет. Возможно, он вынуждает ее воспользоваться им.

Колину так хотелось ответить этому солдату: «Ты будешь удивлен, но она знает, как это делается».

Колин не заблокировал пистолет, но медленно опустил его. Это далось ему с трудом, потому что три мушкета были направлены прямо ему в сердце.

Но Мэдлин… Мэдлин держала свой пистолет, нацелив его на сержанта.

О, Мэд!

Сердце Колина подпрыгнуло вверх и застучало где-то в горле. Если с ней что-нибудь случится, если она…

– Мэд… – тихо сказал Колин.

Она бросила на него


89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>