чувства долгожданного слияния она едва не лишилась рассудка. Мэдлин покачнулась, но вовремя уцепилась за покрывало, чтобы удержать равновесие, а его крепкие руки держали ее за талию.

Он двигался, то наращивая, то замедляя ритм. Мэдлин слышала его учащенное дыхание, сейчас он не контролировал ситуацию, как привык думать.

Он входил в нее все интенсивнее, все глубже.

– Да, – поторопила его Мэдлин. – Да.

Она откликалась на толчки его плоти, опасаясь, как бы он снова не попытался остановить прекрасную пытку. В какой-то момент ритм стал невыносимо быстрым, и с губ Мэдлин срывались слова, слова мольбы и исступленного восторга.

– О Боже, Мэд…

Она не слышала его. Что-то взорвалось у нее внутри, и мир стал в десять раз ярче и прекраснее. Перед глазами поплыли радужные круги, она вскрикнула, заглушив звук покрывалом, пламя страсти сжигало ее.

Колин содрогнулся всем телом, и Мэдлин словно откуда-то издалека услышала, как он сдавленным голосом произнес ее имя. Потом рухнул рядом с ней лицом вниз и затих.

Мэдлин повернула к нему голову:

– Я думала, ты убил меня.

Колин повернулся на бок и поправил ей волосы, убрав упавшие на лицо пряди. Мэдлин уткнулась ему головой в грудь. Потом обняла его. Впервые в жизни Мэдлин искала защиты и спасения.

Вряд ли Колин понимал, что она ищет защиты у него.

Она влюбилась, черт возьми.

Влюбилась настолько, что даже не могла вспомнить тот период жизни, когда не знала его и когда чувствовала нечто подобное. Она позволила этому чувству овладеть ею на мгновение, во всей его удивительной и яркой полноте.

Колин обнял ее и прижал к себе. Он целовал ее шею, губы, глаза. Они лежали, оглушенные и счастливые, облениваясь нежными поцелуями.

– Теперь нам действительно надо идти, – тихо произнес Колин.

Он быстро умылся, они молча оделись и покинули постоялый двор.
Глава 19

Им говорили, что до Маттон-Коттеджа идти примерно милю по дороге и что когда они пройдут дуб с огромным наростом на стволе, значит зашли слишком далеко. Местность была безлюдной и тихой, никто не встретился им на пути, и, к счастью, они пока не видели дуба с наростом. Но прошли мимо дерева с большими сучьями.

– Взгляни на это дерево! Точь-в-точь мой профиль, Мэд. У меня на носу есть шишка. – Он повернулся к ней. – Взгляни.

– Чепуха, – усмехнулась Мэдлин. – У тебя изысканный нос.

– Изысканный? – Колин рассмеялся. – Ты очень добра, хотя на тебя это не похоже. Мне даже как-то неловко.

От этих слов Мэдлин почему-то стало трудно дышать, она остановилась.

– Что ты сказал? Ты думаешь, я не…

Этот чертов беглец за последние несколько дней успел сорвать с нее маску и позволил ей быть самой собой, нежной и ласковой. Она думала, что теперь он знает ее. А он считает, что доброта ей не присуща?

Думая об этом, Мэдлин понимала, что слишком остро реагирует на то, что Колин говорит, но сейчас воспринимала все слишком близко к сердцу. Все, что Он говорил, теперь казалось более важным.

Колин увидел ее лицо. Он резко остановился и взял ее за запястье.

– Я пошутил, Мэдлин. – Голос его звучал низко и напряженно. – И ты это знаешь, не сомневаюсь. Ты хоть представляешь, насколько добра, Мэд? Ну хоть немножко представляешь?

В его голосе громче обычного слышались


85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>