с. Поразительно, как совпадает ваше мнение по поводу газового освещения Лондона с моим…

– Я тоже удивлен, мистер Эверси. – Бакетер посмотрел на мистера Редмонда, словно спрашивая разрешения на разговор с другим джентльменом.

– Думаю, в следующий раз нам надо подробнее поговорить о железных дорогах. Я слышал, что на севере Англии планируют открыть паровозные мастерские.

– Неужели? – Бакетер казался заинтригованным. – В таком случае я согласен с вашим предложением. Предложим эту тему на следующем собрании?

– Конечно. Я буду этого с нетерпением ждать.

Это был стратегически рассчитанный ход, который позволил Маркусу перейти к следующему вопросу.

– Знаете, я с удовольствием прокачу вас в экипаже клуба, мистер Бакстер. Я им хорошо управляю, потому что брал уроки у отличного знатока своего дела. Он сейчас работает у миссис Редмонд. Это мистер Белл. Вы когда-нибудь пользовались его услугами?

– К сожалению, нет, мистер Эверси.

– О, он очень хороший кучер. Он, конечно, не джентльмен, как мы с вами, но у него талант управлять экипажем. Буду рад поучить вас немного, если желаете.

– Вы очень добры, мистер Эверси. – Голова Бакстера, как флюгер, повернулась в направлении Айзаи Редмонда. – Обязательно воспользуюсь вашим предложением.

– Охотно вам помогу. Но после моей свадьбы. – Маркус смущённо улыбнулся.

– Насколько я понимаю, ваша свадьба состоится через несколько дней?

– Да, через несколько дней в Суссексе. И теперь ничто не сможет ей помешать.

Предутренний свет проник сквозь щели крыши и разбудил Колина раньше, чем того хотела Мэдлин. Она всю ночь не сводила с него глаз. К счастью, он не храпел, но во сне вздрагивал.

Во сне он потянулся к ней, и она уступила. Ее голова покоилась у него на груди.

Колин вдруг проснулся, удивленно посмотрел на Мэдлин, потом внезапно вспомнил все, и на губах у него заиграла довольная улыбка. Мэдлин покраснела. В полном молчании они быстро спустились с лестницы и пошли через поле. У родника Колин остановился, чтобы умыться.

Они продолжили свой путь к мифическому, или это только так казалось, Маттон-Коттеджу. Оба старались не думать об этом, как о дороге в никуда, потому что деньги заканчивались, времени у Колина тоже было в обрез. Одному Богу известно, что они будут делать в Марбл-Майле.

Но сейчас каждый из них думал о другом.

– Хочешь поговорить о… – подал голос Колин.

– Нет, – резко ответила Мэдлин.

Они шли, наблюдая, как восход солнца окрашивает небо в розовый цвет. Воздух был свеж, чист и напоен ароматами зелени. Пока было трудно понять, будет ли наступающий день жарким. Повсюду открывался равнинный сельский пейзаж с дубами, зелеными живыми изгородями и узкими дорогами.

Колин казался чрезмерно бойким, шагал быстро и целеустремленно.

– Все было очень хорошо, – настаивал он.

Мэдлин хранила молчание, мельком взглянув на него. Ей показалось, что она заметила озорную улыбку в уголках его губ.

– Очень, – повторил он, опередив Мэдлин на несколько шагов, – очень, очень хорошо. В какой-то момент я едва не потерял сознания.

Две птички в небе вились друг над другом и громко щебетали. Мэдлин подняла голову. «Любовь у них или война», – подумала Мэдлин.

– А каким был твой муж? – внезапно спросил Колин. Этими вопросами Колин Эверси решил свести ее с ума.

– Мой муж…


77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>