окошко. На лице у Колина расцвела улыбка.

– Это комплимент, миссис Гринуэй?

– Ничего подобного, – ответила Мэдлин, продолжая смотреть в окошко.

Всю дорогу до постоялого двора в окрестностях Марбл-Майла они сдержанно обменивались информацией и немного дремали. Мэдлин расплатилась с кучером, а Колин прятался в тени, пока она искала местного жителя, чтобы спросить у него, где можно найти Маттон-Коттедж. (Надо было пройти пару миль по дороге, мимо фермы, потом мимо крошечного постоялого двора, потом еще около мили, мимо нескольких симпатичных дубов. «Маттон-Коттедж, – сказал незнакомец, – стоит прямо на дороге, пройти мимо невозможно. Если на пути встретится дуб большим наростом на стволе, похожий на старого джентльмена, значит, зашли слишком далеко. Кто сейчас живет в доме, неизвестно».)

Увы, этот человек ошибся.

Или, скорее, недооценил расстояние, как это часто бывает с людьми, которые живут в деревне. Потому что они привыкли ходить пешком на любые расстояния,

Мэдлин и Колин все шли и шли, а солнце все ниже и ниже погружалось в розовые клочья облаков. Теперь эти облака приобретали пурпурную окраску. Над головой зажглись три самые ранние звезды, появился серп луны, похожий на свет из едва приоткрытой двери.

Другими словами, такая луна не подходила для раскапывания могил.

Примерно через час наступит ночь, а они не встретили ни одного знака, указывающего, что скоро будет Марбл-Майл, и постоялых дворов они не проходили. Впереди и за спиной простиралась сельская местность, слышно было, как исполняют свою вечернюю симфонию сверчки.

Когда Мэдлин начала зябко потирать плечи, а на пурпурном небе появились звезды, они заметили сарай. Вернее, Колин его заметил. На расстоянии казалось, что это высокий мрачный холм, но он знал, что это такое. Колин жестом указал на него, ни слова не говоря, снял сюртук и набросил на плечи Мэдлин.

Она почувствовала запах сосны и его мужской запах. И в этот момент такой безмолвный жест показался ей безумно интимным, как будто Колин медленно вытянул свое тело поверх нее.

Но Колин даже не взглянул в ее сторону.

– Мы проведем ночь там, – прошептал он. – Пошли.

Мэдлин колебалась.

– Это ферма, там могут быть собаки.

«Не тощие, голодные, трусливые, запуганные лондонские собаки, а огромные, откормленные, живущие на ферме», – подумала Мэдлин.

Колин медленно повернул голову и скептически посмотрел на нее.

– Это ферма. Там всегда собаки. Поэтому… – Колин прижал палец к губам и нахмурился так, что брови сошлись на переносице.

Они двинулись через поле к сараю, стараясь держаться в тени деревьев, высаженных по периметру, потом незаметно прокрались вдоль стены сарая. Колин легко толкнул дверь, и они проскользнули внутрь.

Их окутал запах животных. Несколько мгновений они стояли не двигаясь, пока глаза не привыкли к темноте. Они увидели вспыхнувший взгляд животного. Лошадь подняла голову и уставилась на них бархатистыми глазами. Потом интерес ее пропал, и она снова опустила голову. Четыре других стойла занимали коровы, которые, бросив на них взгляд, продолжили жевать сено.

Колин забросил на сеновал свернутые одеяла и узелок с едой, и все это приземлилось там с тихим шорохом. Мэдлин прикинула высоту сеновала, поставила ногу на третью ступеньку лестницы и стала


73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>