время. Только ему придется нанять кучера.
Глава 16

Мэдлин оказалась изобретательной. Колин согласился забраться назад в гроб и совершить медленное и скорбное путешествие по городу, пока они не добрались до Сент-Джайлз-стрит, где он тайком смог вылезти из него. Повозка и лошадь за монетку были оставлены под присмотром предприимчивого и грязного мальчишки. Мэдлин пофлиртовала с кучером наемного экипажа и уговорила его за три фунта довезти их до постоялого двора в предместьях Марбл-Майла, в нескольких часах езды от Лондона.

Кучер согласился, поскольку был уверен, что сможет найти там пассажиров.

Мэдлин села в экипаж, Колин подождал, пока кучер заберется на свое место, и тоже сел. И снова Мэдлин и Колин находились в замкнутом пространстве экипажа, который увозил их из города.

Экипаж был старым, без рессор, и, Как у многих экипажей в Лондоне, с его дверцы был стерт чей-то герб. Колин развеселился, подумав, что этот экипаж вполне мог принадлежать когда-то графу Малмси.

– Какая ирония судьбы, – произнес Колин после долгого молчания.

– О чем вы?

Колин улыбнулся:

– Полагаю, вы заметили, что я стал почти героем. Самое смешное, что всю жизнь я хотел как-то выделиться. Мои братья – очень яркие личности. Маркус зарабатывает деньги. Йен и Чейз – герои войны, вернулись домой с серьезными ранениями. Я вернулся домой невредимым, поэтому вроде и не герой. Отец по-особому относится к этим трем братьям.

– Думаете, причина в их геройстве?

Колин скривил губы. Мэдлин не стала его успокаивать, как сделали бы на ее месте другие женщины.

– Мне кажется, он всегда их выделял. – Колин никогда прежде никому не говорил об этом вслух, сказать это было нелегко. – Девочки Оливия и Женевьева, появились последними, и он души в них не чает. Они очень похожи на него, только симпатичнее, имейте в виду. У него уже было три сына, когда родился я. И пусть это звучит смешно, но у меня вошло в привычку… делать так, чтобы меня могли заметить. Потом мне понравилось экспериментировать, я не мог остановиться и даже повис на решетке за окном леди Малмси.

Мэдлин рассмеялась.

– Так что вы говорили?

– Что по иронии судьбы я стал чем-то вроде героя то, чего не делал. Чего-то ужасного.

По правде говоря, Колину невыносимо было об этом думать, еще труднее – сказать об этом вслух. Особенно когда в семье были настоящие герои. Но для него было важно услышать, что думает по этому поводу Мэдлин. Она помолчала, обдумывая его слова. – Вы пошли на войну и рисковали жизнью, вернулись живым и сумели не опозориться, по крайней мере, в плакатах об этом не было ни слова. А уверена, что об этом сразу же сообщили бы, потому что газеты обожают, о вас писать. Кроме того, чтобы остаться в живых, нужны талант и мастерство. – Эти слова прозвучали сухо. – И потом вы очень внимательны. Мне кажется, это помогло вам быть хорошим солдатом, остаться в живых самому и спасти жизнь других людей.

Колин сам никогда об этом не задумывался и лишь хмыкнул в ответ.

– Вы спасли мне жизнь, – тихо добавила Мэдлин. – Меня не застрелили только потому, что вы вовремя заметили что-то. Разве не так?

– О, это был рефлекс. Мужской инстинкт бросаться на женщину. Прошло уже довольно много


72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>