латайн, она уволит меня, точно уволит, – возмутилась Мэри.

– Мэри, у нас есть пистолеты и деньги, и мы воспользуемся и тем и другим, чтобы получить от вас то, что нам нужно.

Колин приподнял крышку гроба, но так, чтобы его голова не была видна из-за бортов повозки. Он убрал волосы с глаз, прищурился на солнце и рефлекторно взвел пистолет.

Этот звук привлек внимание Мэри, и она повернула голову, чтобы посмотреть.

– Кто… это… Кто вы, ч-черт возьми? – У нее снова открылся рот. – О Пресвятая Дева Мария! Колин Эверси!

Ее голос поднимался все выше и выше, пока не превратился в невнятный визг. Колин улыбнулся ей своей неподражаемой улыбкой. И на его глазах вся грубость девушки куда-то исчезла, а на ее месте появилась веселая улыбка. У нее оказалось полное бесцветное лицо, жирные волосы, кое-где выбивавшиеся из-под шапочки. Широко расставленные глаза цвета лазури, но очень маленькие. Они напомнили Колину ягоды смородины в рождественском пудинге.

Она смотрела на него сейчас, словно это он был рождественским пудингом.

– Колин Эверси, – уважительно выдохнула она. – Я купила билет на ваш суд, копила деньги. Критчли это не очень понравилось.

– Мэри, у нас есть к вам вопросы, – мягко обратился к ней Колин. – Мы заплатим… – за спиной Мэри Мэдлин тайком показала один фунт, – за ответы один фунт.

– Ну ладно, спрашивайте. – Мэри теперь была рада сотрудничать с ним. – Миссис Паллатайн платит очень мало.
Глава 15

Мэдлин подтолкнула Мэри, чтобы та взобралась на повозку, Колин закрыл крышку гроба, и Мэдлин ударила поводьями. Повозка повернула за угол в небольшой лесистый парк.

Единственный человек, кого они увидели, была няня с маленьким мальчиком. Женщина крепко держала его за руку, а мальчик извивался и пританцовывал, как бумажный змей на ветру, не переставая хныкать.

Больше в парке не было ни души, но времени оставалось мало. Надо было покончить с этим, пока окрестности окончательно не проснулись.

Колин выбрался из гроба, незаметно перекатился через борт повозки и сделал глубокий вздох.

Он заметил, что парк небольшой, но весьма симпатичный. Старинные дубы и буки, цветы, несколько скамеек. Колин мельком взглянул на эту красоту, затем повернулся и наткнулся на благоговейный взгляд Мэри.

Он оглянулся на Мэдлин, которой был бесконечно благодарен за возможность увидеть ее полностью. Несмотря на ее взъерошенный и помятый вид, она была для него как глоток свежего воздуха. Обменявшись взглядами, они пришли к молчаливому согласию: разговор должен вести Колин.

– Ну что, Мэри, нам известно, что доктор Огаст заплатил вам за информацию о мистере Паллатайне и вы же сообщили ему о похитителях трупов.

– Все так, мистер Эверси. Доктор Огаст платил мне, пока сердце мистера Паллатайна не остановилось. Потом я тайком сказала ему о Критчли. Критчли – это мой парень.

Мэри взглянула на Колина с таким видом, словно охотно обменяла бы Критчли на него, скажи он ей хоть слово.

– Критчли говорит, что доктор Огаст хороший клиент, платит приличные деньги за трупы взрослых людей, – добавила Мэри.

– А Критчли работает только с доктором Огастом, или есть другие заказчики?

– Он продает тела доктору Огасту и докторам в Эдинбурге, для местного колледжа.

– В Эдинбург… Но как… – Колину даже думать не хотелось


68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>