дому номер двенадцать, ей хотелось знать, как она выглядит. Платье скорее всего сильно измято, учитывая, что она спала в нем. На этой улице в тени огромных деревьев располагались уютные, респектабельные дома, и ей хотелось, чтобы она производила впечатление жительницы этой или другой, похожей на эту, улицы.

Мэдлин оглянулась. Час был ранний, и восходящее солнце окрасило дома в янтарный цвет. Домашняя прислуга, которая не проживала вместе с хозяевами, шла на работу, каждый сворачивал к своему дому.

Мэдлин взялась за дверное кольцо, стукнула дважды и подождала, прислушиваясь к тому, что происходит за дверью. Услышав быстрые шаги по мраморному полу холла, она немного отступила назад.

Когда дверь распахнулась, Мэдлин увидела не экономку, а ту, которая могла быть только хозяйкой этого дома. У женщины было узкое, но симпатичное лицо, серые глаза и копна белокурых волос, закрученных сзади в огромный пучок. На ней было красивое зеленое платье с кружевным лифом.

Женщина с удивлением рассматривала Мэдлин.

– Неужели еще одна, – пробормотала она.

– Мадам, простите… – начала Мэдлин. Женщина выпрямилась, сделала глубокий вздох и стала говорить. Голос ее слегка дрожал.

– Мадам, я знаю, мой Джонас был страстным мужчиной. По делам он часто отлучался из дома. Я понимаю, у мужчин есть свои потребности. Это был мой крест. Но скажите мне вот что: как бы вы себя чувствовали, если бы узнали, что через несколько лет по всей Англии будет расти целая армия молодых людей ростом в семь футов? Вы только представьте себе мое унижение! Все будут знать. А вы знаете, каково мне думать, неужели каждый ребенок с таким невероятно высоким ростом – результат невоздержанности моего мужа? Но женщины любили его. Много женщин, как я узнала позже, когда все они пришли сюда. Вы тоже похожи на тот женский тип, который ему нравился, – с горечью добавила она.

– Я…

– Наша дочь ростом более шести футов. Я, возможно, выдам ее замуж за человека одного роста с ней, и ей не надо будет носить его под мышкой, – с иронией заметила миссис Паллатайн.

– Шесть футов – отличный рост, – только и смогла произнести Мэдлин. – Но, миссис Паллатайн, боюсь, это…

– Джонас оставил деньга, которых достаточно лишь на приданое дочери и на мое содержание. Вы не найдете здесь никаких денег. Несколько женщин уже пытались, но я их всех прогнала. Удачи вам и вашему рослому ребенку, мадам. Цирковая жизнь может быть щедрой, как видите, у нас хороший дом, но путешествовать утомительно. Уверяю вас, из-за этого мужья сбиваются с пути. Желаю вам всего хорошего.

Мэдлин едва успела схватиться за ручку двери, когда она почти захлопнулась.

– Миссис Паллатайн, простите, но я пришла сюда не по этой причине. У меня нет… рослого ребенка.

Миссис Паллатайн посмотрела через плечо Мэдлин на улицу. Она увидела сосновый гроб на повозке, и на этот раз у нее на яйце неожиданно появилось циничное выражение.

– А, теперь понятно. Пожалуйста, знайте, у меня нет привычки выходить замуж за мужчин необыкновенно высокого роста или обладающего какими-то другими уникальными данными. Я собираюсь замуж за мистера Белла, адвоката, который ничем не отличается от других мужчин. Поэтому не надо кружить вокруг моего дома, как грифы, в поисках тел. Всего хорошего…

– Миссис


66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>