она косточками пальцев трет глаза. Свет свечи подсказал ему, что косточки пальцев оказались мокрыми и блестели, как хрустальный пузырек.

Разве мог Колин уснуть после этого?
Глава 14

– Ваш гроб готов, мистер Эверси.

Если он переживет это суровое испытание, думал про себя Колин, будет с благодарностью думать о мистере Огасте, но никогда не пригласит его на какую-нибудь вечеринку. Он предполагал, что подобная шутка доктора вызовет тягостное неловкое молчание.

Это был простой сосновый гроб, свежевыструтанный, с выступившими капельками смолы. В такие гробы помещали преступников после казни, если у них не было семьи, которая забрали бы их. Каждый год тысячи людей попадали в таких гробах в общие могилы, и больница заготавливала их десятками.

Ни у кого даже вопроса не возникнет по поводу вывоза гроба из больницы. Доктор оказался очень умным.

Он попросил, чтобы гроб был готов на рассвете, и поэтому стоял теперь прямо у двери своего кабинета. Мэдлин должна была сыграть роль родственницы, пришедшей забрать тело, и это тоже вряд ли могло вызвать вопросы. Город обычно вздыхал облегченно, когда тело забирали родственники, поскольку рытье общих могил было обременительным делом для лондонских властей.

– На левой стороне гроба я шилом просверлил дырки, мистер Эверси. Если вы повернете голову влево, то задохнетесь. Постарайтесь не чихать, если не хотите, чтобы носильщики уронили вас от ужаса и не переломали вам руки-ноги. Они-то думают, что несут вас на кладбище.

Колин и Мэдлин уставились на гроб. Изнутри он заботливо был устлан соломой, словно Колин был похож на наседку, готовую отложить яйца.

Мэдлин не доставило никакого удовольствия наблюдать за тем как Колин забирался в гроб. Но она была благодарна, что у нее появилось несколько минут, чтобы подумать.

Она разбудила Колина на дежурство, как и обещала. Со слабой улыбкой на лице он поприветствовал ее и сел у стены, а Мэдлин прилегла на одеяло. Она поспала несколько часов, но сон был поверхностным, полным ярких, почти тревожных сновидений, и она помнила, что ей снился Колин Эверси. Мэдлин не чувствовала себя отдохнувшей.

Она подняла руку, словно поправляла волосы, и поднесла внутреннюю сторону запястья к носу. Мэдлин сразу уловила запах лаванды и почувствовала радостное волнение, представив, как Колин Эверси крадет пузырек с лавандовой водой со столика графини.

Значит, он с самого начала уловил лавандовый запах, который исходил от нее. У Колина Эверси вообще была способность все замечать.

Он был совсем не таким, каким она его себе представляла. Нет, это неправда. Он был таким, каким она представляла его себе, судя по прочитанным материалам. Он был раздражительным, несерьезным, самоуверенным и невероятно обаятельным. Просто она не думала, что у него глубокий ум, что юмор – его защитный механизм, а его обаяние – результат поразительной проницательности и даже… вежливости.

Пять лет назад Мэдлин глубоко и тяжело переживала гибель семьи. Но, по правде говоря, за исключением некоторых моментов слабости, которые неизбежно накатывали на нее, печаль ее больше не терзала. Только ее призрак неотступно следовал за ней по жизни, придавая этой жизни глубину и серьезность. От этого Мэдлин становилась мягче и одновременно сильнее.

Колин Эверси видел


62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>