ст молчал, он понял, о чем идет речь.

– О Боже?! – Доктор изменился в лице. – Значит, это случилось. Их тоже шантажировали? Гарри и Элеонору?

– Да, Гарри с помощью шантажа уговорили сыграть роль посыльного.

Доктор покачал головой. На губах застыла кривая, горькая улыбка.

– Я не хотел, чтобы это случилось. Я не собирался рассказывать. Шантаж бывает удачным лишь в одном случае: когда на карту поставлено много, и шантажист это знает. Поэтому мне показалось, что у меня нет выбора, или, по крайней мере, так мне казалось в ту минуту. И поскольку вы уже знаете, что у меня есть кое-какой секрет, я скажу: да, меня кто-то шантажировал. И я сам виноват в этом. Все началось потому, что я отчаянно хотел мистера Паллатайна.

Он сказал это с таким пылом, что Мэдлин и Колин избегали смотреть друг на друга. Колин знал, что их обоих интересовало, не было ли здесь любовного треугольника совсем другого рода.

Держа в одной руке пистолет и одним глазом наблюдая за Мэдлин и Колином, доктор Огаст ударил по кремнию, зажег свечу и надел на нее стеклянный шар. В комнате стало светлее. Вряд ли свет можно было заметить с улицы и понять, что доктор в своем кабинете. Но на всякий случай Мэдлин тотчас же прикрыла ставни.

Колин осмотрел комнату. В одну линию выстроились бутылочки из темного стекла одинакового размера, баночки, наполненные порошками, вата, тускло мерцающие в свете свечи инструменты и…

Господи! В углу стояло привидение!

Бесформенная белая масса неподвижно застыла на границе света и тьмы. У. Колина мурашки побежали по спине.

Доктор Огаст подошел к привидению и стал его дергать.

Нет, это было не привидение. Простыня. Она была наброшена поверх чего-то, что было выше доктора, выше Колина и почти достигало потолка.

Доктор дернул еще несколько раз, и простыня элегантно упала на пол. То, что оказалось под ней, было ничуть не лучше привидения. Это огромных размеров человеческий скелет.

– Мистер Паллатайн, – произнес доктор Огаст.
Глава 12

Мистер Паллатайн оказался желтовато-коричневого цвета, немного блестел и свешивался с подставки. Пальцы ног болтались близко у пола, голова свисала так, что подбородком почти касалась ребер. Другими словами, это был человеческий скелет, только необыкновенно высокого роста.

– Он – предмет моих поисков, – сообщил доктор, рассматривая его так, как другие, возможно, рассматривают «Мону Лизу».

Доктор посмотрел на Колина и Мэдлин с явным удивлением.

– Вы думаете, что я вампир.

Колин в этом нисколько не сомневался, но промолчал. Доктор вздохнул.

– Позвольте мне объяснить. Как доктор, который учит других, я должен постоянно совершенствоваться в профессии, а для этого нам, докторам, необходимо препарировать трупы. Особенно трупы тех, кто умер от интересных заболеваний.

«Только доктора считают болезни интересными», – подумал Колин.

– Например, я сомневаюсь, что в вашем трупе будет что-нибудь ужасно интересное, мистер Эверси. Вы прекрасно выглядите, но вы – обычный человек и, похоже, здоровый. Вы были бы полезны в самом простом смысле, но я сомневаюсь, что с вашей помощью я бы добавил что-то в копилку научных знаний. Не в обиду вам будет сказано.

– Нет в этом ничего обидного, доктор Огаст.

– Тем не менее, я был бы рад получить ваше тело. – Какое-то


54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>