н болен, – пояснила Мэдлин. – Мы приехали к доктору.

– Это заразно, мадам? – забеспокоился кучер.

– Нет, это скорее мужская проблема.

Колин вздохнул. Видимо, она придумала эту проблему неслучайно, чтобы исключить дальнейшие расспросы. Веселье, возможно. Вопросы? Нет. Кучер потерял дар речи. Мэдлин продолжила:

– Будьте любезны, подождите, пока я проверю, дома ли доктор.

– К-конечно, мадам. – От волнения кучер стал заикаться.

Дверца экипажа захлопнулась, и занавеска на окне вернулась на место.

Колин выпрямился и отодвинул ее в сторону, чтобы видеть, как Мэдлин проворно поднялась по ступенькам. Он улыбнулся. «Интересно, – подумал Колин, – Мэдлин Гринуэй когда-нибудь слонялась без дела?»

– Черт! – Колин отшатнулся, когда в окошке появилось лицо кучера, и задернул занавеску.

Кучер постучал в дверь.

Колин поглубже натянул шляпу и скрестил руки на груди.

– Эй! – Кучер прижался губами к стеклу. – Сэр!

Колин притворился, будто не слышит. Эверси были повесами, но вежливость являлась их отличительной особенностью.

– Эй, парень, – уже громче сказал кучер.

Придется отвечать. Колин медленно сел с таким видом, словно это стоило ему огромных усилий. Одному Богу известно, что мог подумать этот человек.

Господи, у него нет пистолета. Надо срочно его приобрести.

– Что вам угодно? – недовольным тоном спросил Колин, но дверцу не открыл. Если кучер попытается уехать вместе с ним или вытащить его из экипажа, Колин сможет ударить его одной ногой по коленям и сбить с ног. Хороший трюк, которому он научился у Маркуса.

Кучер прижался лицом к стеклу, и оно запотело, пока он говорил:

– Поезжай к Макбрайду, на Севен-Дайалс. Жуткая улица, но поверь мне, парень: у него есть средство от мужских проблем. Этот врач, – кучер ткнул пальцем в сторону дома, – не может сделать больше Макбрайда, уверяю тебя.

Сказав это, кучер вернулся на место, экипаж покачнулся под тяжестью его веса, и снова установилась тишина.

Колин закрыл глаза, облегченно вздохнул и стал размышлять.

Интересно, что произошло бы, если бы он поднял голову, чтобы показать лицо кучеру, да еще приставил бы два пальца к голове, чтобы показать рога сатаны на тот случай, если тот не узнает его? Может, кучер засиял бы от счастья, высказал свое восхищение Колином Эверси и предложил бесплатно покатать его по Лондону? А может, достал бы пистолет и сдал за вознаграждение властям?

Ему хотелось спросить кучера, знает ли он сумму вознаграждения за поимку Колина Эверси.

Колин опять немного отодвинул занавеску на окне и увидел Мэдлин, спускавшуюся с лестницы. Она убирала за ухо выбившуюся прядь волос. И почему-то этот жест отозвался чувственной волной в его теле, и у него перехватило дыхание.

Когда Мэдлин ступила на последнюю ступеньку, она взглянула на окошко экипажа и слегка кивнула Колину. Он вздрогнул, развязал свой узел и быстро оторвал от жилета еще одну серебряную пуговицу. Ему вдруг стало жаль, когда оборвалась нитка. Прекрасный жилет. Дорогой.

Кучер спрыгнул со своего места в третий раз, желая помочь прекрасной даме сесть, о чем Колину возвестили колыхание и скрип экипажа. Но Колин открыл дверцу раньше, чем до нее дотянулся кучер, и прежде чем Мэдлин успела что-либо сказать, сунул ей в ладонь пуговицу и нырнул обратно.

Она с недоумением посмотрела на пуговицу,


48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>