огда вы забрались в мою спальню.

– Потому что он – Колин Эверси, Нора, – упрекнул графиню лакей. – А она… – Он бросил нервный взгляд в сторону Мэдлин.

– Леди с заряженным пистолетом, – подсказала Мэдлин.

Гарри с явным облегчением повернулся к Элеоноре. Она была красива, но не была для него загадкой.

– Когда тебя обвиняют в убийстве, Гарри, в этом нет ничего, что было бы достойно восхищения. – Колин счел своим долгом сказать это.

– Но вы же не делали этого, не правда ли, мистер Эверси? И потом, как вы шли к виселице! Мужественно. Как джентльмен. Остроумный, дерзкий и сильный. Это было восхитительно.

Мужественно? Утром в день казни он пребывал в сильнейшем оцепенении, пока не услышал те несколько слов, которые прошептал ему в затылок палач. А потом его спасли. Тем не менее приятно слышать, как кто-то, пусть даже лакей, говорит: но вы же не делали этого.

– Спасибо, Гарри. – Колин понимал, что сейчас не время анализировать, насколько это нравственно восхищаться приговоренными к смерти преступниками, и то, что им восхищались, было пока единственной полезной: пещью, его вкладом в их расследование. А еще тот факт, что он знал, что лакеи графини Малмси носят бледно-голубые чулки.

Но кто еще мог знать об отношениях графини с лакеем и использовать эту информацию в качестве шантажа?

– Кто-нибудь еще из вашей деревни, леди Малмси, приехал в Лондон? Кто-то, кто может знать о вас и Гарри, о вашем происхождении?

Графиня обменялась взглядом с Гарри.

– Только Уилли Огаст. Но он бы никогда… Я не верю, что он способен на нечто подобное.

– Кто это, Уилли Огаст?

– Уилли – мой доктор. Я шепнула на ухо своему мужу, что слышала о талантливом докторе, и Уилли стал нашим семейным доктором. Теперь среди его пациентов сам король. Уилли – наш друг, он всем обязан мне и никому не скажет, что я родом из Марбл-Майла.

– Вы говорите о докторе Уильяме Огасте, леди Малмси? – спросила Мэдлин.

– Человек, который удалил опухоль на голове у графа Лайдона? – Колин знал доктора Огаста, хотя никогда с ним не встречался. Некоторые считали, что мир стал бы лучше, если бы нож доктора Огаста соскользнул в тот момент, когда он манипулировал с головой графа. Но операция прошла блестяще, и граф продолжает досаждать миру своим мерзким характером, а доктор Огаст завоевал хорошую репутацию.

– Да, это Уилли, – подтвердил Гарри.

– Доктор Огаст, которого все считают гением? Он родом из Марбл-Майла, как и вы оба?

Лакей и графиня кивнули в ответ.

– Какой интересный городок, Марбл-Майл, – добавил Колин.

Графиня самодовольно улыбнулась. В дверь постучали. Мэдлин, Колин и Гарри снова нырнули в шкаф.

– Спасибо, Кэти, – услышал Колин голос графини. Послышался звон посуды, это принесли еду.

Дверь закрылась, звякнула задвижка. Графиня подошла к шкафу.

– Все в порядке, можете выходить. Только задерживаться не нужно, собирайте еду и возьмите ее с собой.

Колин понимал, что графиня права. Но у него была еще одна просьба.

– У вас нет шляпки, которая подошла бы моей спутнице? Что-нибудь попроще?

Графиня пошарила в своих вещах, извлекла соломенную шляпку и подала ее Колину, который затем передал ее Мэдлин. Мэдлин, смутившись, взяла ее. В такую жару женщине нужна шляпка, решил он. конце


42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>