садился или выходил из экипажа, может быть, он ехал верхом, если верхом, то в какую сторону?

– Он всегда подходил ко мне на улице, мистер Эверси, и приносил с собой деньги, чтобы я отдал их мистеру Крокеру.

– Двадцать пять фунтов?

– Я никогда не смотрел, мистер Эверси, – ответил Гарри. – Деньги находились в крошечном кошельке.

– А он всегда был одет в этот сюртук, Гарри?

– Дважды, насколько я помню.

– Сколько раз в качестве посыльного вы посещали «Логово тигра»?

– Всего три раза, мистер Эверси. Два раза, чтобы встретиться с мистером Крокером. Я приносил деньги дважды. Третий раз меня попросили принести деньги Хорасу.

Наступила тишина. Колину потребовалась секунда, чтобы задать вопрос:

– Для кого?

– Для Хораса Пила, мистер Эверси. Вы должны его знать, он пьет повсюду. Это человек, у которого…

– Собака на трех ногах, – договорил за него Колин.

Ничего нельзя понять. Тот человек, который заплатил, чтобы добиться признания вины Колина в убийстве с помощью исчезновения Хораса Пила, заплатил также за то, чтобы спасти Колину жизнь и убить женщину, нанятую для его спасения.

В этом не прослеживалось руки Редмондов, в этом не было той хладнокровной ловкости, с которой они все выполняли. Но и Эверси никогда бы ничего не сделали так нескладно или так нерешительно. И потом Колин не мог даже представить себе, чтобы кто-то в его семье попытался убить женщину. Маркус…

Может, на самом деле Маркус заплатил Хорасу Пилу, чтобы тот исчез, а потом испытывал угрызения совести?

Колин почувствовал холодную испарину, выступившую на затылке. Он сделал глубокий вдох, затем – выдох, пытаясь успокоиться. Он обдумает все это позднее, сейчас необходимо собрать факты и сделать это быстро.

– Итак, вы отдали деньги Хорасу Пилу. Когда это произошло?

– Вы уже были в тюрьме, мистер Эверси. Это было… две недели назад. В среду, когда я работал полдня. Дело в том, что, когда я увидел его впервые, он вел себя намного увереннее. Во время двух следующих встреч… он нервничал.

Раздался стук в дверь. Все замерли.

– Шкаф, – прошептала графиня.

Мэдлин, Колин и Гарри с трудом втиснулись в шкаф и попытались закрыть дверцу, но для троих там было слишком мало места. Колику пришлось двумя руками обнять Мэдлин, а фалда лакейского камзола так и осталась торчать в дверце.

Графиня отодвинула задвижку и открыла дверь.

– Леди Малмси? – послышался очаровательный голосок служанки. – Давайте я помогу вам одеться на обед к леди Ковершем. Я достала синее платье.

Синее платье валялось теперь на полу.

– Кэти, у меня очень болит голова. Ты же знаешь, насколько скучны вечера у лорда и леди Крамп. Там никогда не хватает еды на всех приглашенных. Я выпила лишнего и теперь расплачиваюсь.

Кэти хихикнула. Колин подумал, что молодой служанке повезло, у нее молодая энергичная госпожа с покладистым характером.

– Вы неважно выглядите, леди Малмси.

– Я плохо себя чувствую. Надо прилечь, но следует направить извинения леди Ковершем. Жаль, но я не смогу насладиться сегодня блюдами ее изумительного повара.

При очередном упоминании о еде, желудок Колина не выдержал и выбрал этот неудачный момент, чтобы громким урчанием пожаловаться на пустоту в нем.


41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>