ифом платья.

Счастливчик!

– О, Гарри, мы должны быть осторожны.

Графиня произнесла эти слова без особого энтузиазма. Ее рука легла на затылок Гарри, и она потянула его голову к себе. Руки Гарри стали проворно задирать многослойный подол муслинового платья.

Все остальное произошло с почти деловой расторопностью. Стало понятно, что они занимаются любовью не в первый раз. Графиня извивалась, чтобы облегчить доступ Гарри ко всему, что находилось под платьем. Показалась стройная, в шелковом чулке, икра, согнутые колени, мелькнула симпатичная подвязка на бедре.

В этот момент Мэдлин вырвалась из объятий Колина и выбралась из шкафа.
Глава 8

Лишившись равновесия, Колин почти вывалился из шкафа следом за ней. Толстый ковер и шуршание шелковых платьев в шкафу сделали их приземление почти беззвучным.

Несколько секунд Колин и Мэдлин, не глядя друг на друга, внимательно смотрели на кровать, где сплелись тела лакея и графини.

К счастью, в этот момент леди Малмси как раз старалась подвинуться так, чтобы ее бедра оказались поближе к Гарри. Но что-то, возможно, блеск пистолета Мэдлин в свете лампы, привлекло ее взгляд. Она замерла. Потом медленно подняла голову и, охваченная ужасом, застыла.

Колин вежливо коснулся рукой края шляпы.

– Нора? – Голос лакея звучал приглушенно, потому что голова была где-то между грудей графини.

В ту же секунду графиня и лакей отпрянули друг от друга. Леди Малмси свалилась с кровати на левую сторону, а лакей упал, приземлившись на колени, на правую. Он медленно прополз к туалетному столику, схватил парик и прикрыл им пах. В, это время его вторая рука нащупывала на туалетном столике что-нибудь подходящее для обороны. Ничего, кроме круглого футлярчика для ароматического шарика, он не нашел.

Лакей выругался, бросил коробочку на столик и пристально посмотрел на Колина.

Колин стоял, ощущая некоторое оцепенение, зная, что если бы он остался в шкафу на секунду дольше, ему бы тоже понадобилось прикрыться париком. Он оглянулся, чтобы удостовериться, что он не обманывался: соски Мэдлин Гринуэй по-прежнему находились в возбужденном состоянии и натягивали муслиновую ткань лифа, а лицо залилось румянцем. Она открыла замок пистолета и целилась, в уголках губ залегли складки. На Колина она не смотрела.

Колин резко отвел от нее взгляд, испытывая сожаление и смущение одновременно, как будто она разбудила его в момент эротического сна. Благодарение Богу, что у нее хватило ума сделать это.

Он глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя.

На стеганом покрывале появилась маленькая изящная рука графини, затем показалась ее белокурая головка. Она поднялась с кровати и теперь во все глаза смотрела на Колина и Мэдлин.

– Колин Эверси! – В ее голосе звучало негодование. Как будто на балу он пролил на ее платье миндальный ликер.

Стало понятно, что как только шок уступит место здравому смыслу, она завизжит, потому что вовсе не глупа. Даже несмотря на то что у ее кровати стоит лакей.

В три прыжка Колин оказался рядом с ней, одной рукой обхватил ее за талию, а другой – зажал ей рот, чтобы она его не укусила. Она была такой хрупкой, удерживать се было все равно, что удерживать певчую птичку. Колин чувствовал себя грубияном.

Он заметил, что Мэдлин нацелила пистолет на лакея, чье лицо по цвету напоминало парик. В этот момент Колин


38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>