го лишь очередным заданием для нее; она хотела, чтобы на этом все кончилось. Чтобы она не вспоминала больше об Англии.

Но сейчас перед ней человек, отчаянно нуждающийся в ком-то, кто его выслушает.

Позже она будет проклинать эту минутную слабость, по слова сами слетели с губ; она почти физически ощущала их, как будто бусины посыпались е нитки.

– Расскажите мне, что случилось.

Колин молчал. Мэдлин понимала, что молчит он из благородства. Дает ей шанс забрать свои слова обратно.

Мэдлин забинтовала лодыжку, закрыла жестянку с мазью и в ожидании села на пятки.

– Хорошо, – тихо начал Колин. – Начну с самого начала, миссис Гринуэй. С Луизы. Луиза Портер… Луиза – женщина, на которой я намерен жениться, если вы помните. Я знал это с тех пор, как помню себя. Когда нам было девять лет, я знал, что мы предназначены друг для друга. Несколько недель назад Луиза мне сказала, что ее отец вряд ли благословит наш брак, потому что я, как вы проницательно заметили, миссис Гринуэй, хоть я и сын Эверси, но денег у меня нет. Но у меня есть дар тратить их.

– Я наслышана.

У Колина слегка дрогнули уголки губ.

– Мы с Луизой… поссорились. Это очень странно, потому что мы никогда не ссоримся, и к тому же глупо. Думаю, это была моя ошибка. Я рассердился, уязвили мою гордость. Я никогда не делал ей официального предложения, но мне и в голову не приходило, что она может выйти замуж за другого. Но ей было необходимо в ближайшее время выйти замуж. В тот момент мне казалось, что очень важно обратить на себя внимание, и я сломя голову помчался из Пеннироял-Грин в Лондон.

– Я читала, что только так вы всегда и перемещаетесь.

– Вы многое обо мне читали, миссис Гринуэй.

– Это было занимательное чтиво, лучше, чем внушающие ужас романы.

– Занимательное! – Казалось, Колину понравилось такое определение. – Так или иначе, я пил прямо на этом постоялом дворе, пил много. Я захаживаю сюда, парни считают это забавой. Хорас Пил… – Колин посмотрел на Мэдлин, ожидая ее реакции.

– Хорас Пил? Человек с собакой на трех лапах?

– Ну да! – возмущенно подтвердил Колин. Ее слова служили лишним доказательством того, что Хораса знал каждый. – Хорас тоже был. Я помню, он закурил трубку. Глупая вещь, потому что там ужасающая смесь табака. Я купил ему выпивку. Мне нравится Хорас, он то и дело смеется, а остальные чувствуют себя вполне остроумными. Мы и собачке его, по кличке Снап, дали сделать глоток прямо из кружки, потому что к тому времени уже изрядно нагрузились сами. И… Роланд Тарбелл был, конечно.

– Конечно, – словно эхо, сухо повторила Мэдлин. Роланд Тарбелл обязан был присутствовать, чтобы его убили.

– Роланд Тарбелл. – родственник семьи Редмондов из Пеннироял-Грин со стороны миссис Редмонд. О мертвых плохо не говорят, но он очень неприятный тип, хоть это и уважаемая семья. Мою семью с Редмондами связывает много, как бы это сказать, событий. Все началось с кражи коровы, так, по крайней мере, они утверждают.

– Я слышала, что это был поросенок.

Колин коротко рассмеялся.

– Несомненно, это было что-то с копытами. Но это старая, уходящая корнями глубоко в древность вражда, И Роланд… он сказал что-то… унизительное… о моей сестре Оливии.

Колин произнес это с явной отчужденностью. «Интересно, – подумала Мэдлин, – он до сих пор не может


29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>