евших на стене кастрюль и сковородок, груды тарелок на буфете гигантских размеров, на котором лежали горы порезанного лука и картошки. Они вошли в узкую, с землистым запахом, комнату и плотно закрыли за собой дверь.

Колин огляделся в поисках чего-нибудь, чем можно заблокировать дверь. Здесь находились небольшой деревянный стол и стул, и он аккуратно засунул под ручку спинку стула.

Землистый запах исходил от закромов с луком и картошкой. В конце комнаты стояли мешки, видимо, с мукой, а рядом с ними – мешки поменьше, скорее всего с кофейными зернами и специями.

Колин отпустил воротник Крокера, Мэдлин отступила назад, опустив пистолет. Крокер встряхнулся, как будто почувствовал себя скомканным листом бумаги, и помахал рукой, проверяя ее работоспособность. Потом хозяин постоялого двора перевел взгляд с Мэдлин на Колина и обратно, пытаясь решить, что сказать.

– Миссис Гринуэй, – начал он, противно улыбаясь, – я… вы… вы живы.

– Почему вас это удивляет, мистер Крокер? – Голос Мэдлин звучал холодно, выразительно и властно.

Но Крокер, очевидно, пока не был готов ответить на этот вопрос, потому что другой вопрос казался ему намного серьезнее.

– Простите, что задаю этот вопрос, сэр… Вы мистер Колин Эверси? Правда?

Колин снял шляпу и поклонился, не сказав ни слова.

На мгновение показалось, что Крокер потерял дар речи. Его руки теребили фартук, губы дрожали, глаза округлились, мысок огромного ботинка ковырял землю. Потом он пришел в себя и со скромным достоинством произнес:

– Могу начать с того, что я вами… восхищаюсь, сэр, я ваш большой поклонник. Большой поклонник, мистер Эверси.

– Спасибо, мистер Крокер. – Колин не собирался оспаривать моральные аспекты восхищения осужденным убийцей. Восхищение могло оказаться полезной штукой.

– Мистер Крокер, мы бы хотели задать вам несколько вопросов, если не возражаете. – В голосе Мэдлин слышались металлические нотки. Видимо, она тоже не собиралась вступать в длинную дискуссию.

Хозяин постоялого двора переключил внимание на нее.

– О, миссис Гринуэй, я так рад, что вы живы. Вы знаете, что я и вашей работой восхищаюсь…

Ее работой? Колин обернулся к Мэдлин. У нее есть реальная основная работа?

Но все внимание Мэдлин было приковано к Крокеру.

– Мистер Крокер, – перебила она его, – оставим комплименты.

– Я никогда не видел ничего подобного. – Крокер с благоговейным трепетом потряс головой. Очевидно, ему было просто необходимо выплеснуть свое восхищение. – Я всегда говорил, что вы гениальны, всегда. Осветительные бомбы? Черный порох? Блестяще! Насколько я знаю, никто даже не ранен, кроме нескольких случаев апоплексических ударов и покалеченных лодыжек. Я горжусь, что на работу рекомендовал именно вас. И потом, посмотрите, мистер Эверси здесь, целый и невредимый! Я мечтать не мог, что именно с ним будет связано ваше задание! Я думал, что вы блестяще проявили себя, когда в прошлом году вернули ожерелье от любовницы лорда Гарретта. Или когда остановили банду Бридла из…

– Мистер Крокер, – раздраженно произнесла Мэдлин, – пожалуйста. Возможно, мой план был действительно блестящим, но его успех зависел от множества других условий, выполненных должным образом. И как вы знаете, одно условие не выполнено. Где мои деньги? Кто в меня стрелял? И почему вы предали меня?

Крокер вздохнул и опустил


21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>