ить, покупал выпивку и щедро делился ею. Колин мог себе это позволить.

– Мы войдем через кухню, – холодно сказала Мэдлин.

Интересно, оказывается, она хорошо знает план этого заведения. Хотя, что в этом странного, ведь здесь находится ее агент.

Колин склонил голову к груди, надвинул поглубже шляпу и сгорбился. Не глядя на него, серьезная и уверенная Мэдлин Гринуэй устремилась в переулок и проскользнула в дверь.

Стоило сделать вдох, чтобы получить представление о пабе: каждая сигара или трубка, которую когда-либо курили, каждая капля выпитого спиртного, пролитой в драке крови или жира, капавшего с мяса, оставили здесь свой запах.

Узкий коридор вел на кухню, где грязный мальчишка медленно вращал на вертеле кусок туши над огнем. Что это за животное, определить было трудно, но мясо блестело жиром и источало дивный аромат. Мальчишка вытер рукой сопливый нос, бросил взгляд в сторону обеденного зала, чтобы убедиться, что его никто не видит, и ткнул пальцем в соблазнительно пахнущую жирную тушу.

– Сэр, – тихо окликнула Мэдлин.

Мальчишка едва не подпрыгнул от страха и вины и круто повернулся к ним.

– Я ничего не трогал! – Он отдернул палец и сунул его в рот. Печально, но врать он пока не научился. Ему придется поработать над этим, если он собирается надолго задержаться в доках. «Ему лет семь», – подумал Колин.

– Вы не подскажете нам, сэр, где можно найти мистера Крокера? – ласково спросила у мальчишки Мэдлин.

Колин посмотрел на нее, сраженный таким тоном не меньше мальчишки. Тот смотрел на нее со смесью тоски и рассудительной оценки. Понятно, что ласковые голоса редко звучали в его жизни, но он обладал тем врожденным английским чутьем, которое позволяло ему сначала определить, что может означать для него ее присутствие, а потом, что он может от нее получить.

Мальчишка, вероятно, пришел к какому-то выводу, потому что решил улыбнуться и теперь казался очаровательным ангелом.

– Мистера или миссис Крокер, мэм?

– Вашего хозяина, молодой человек. Немедленно позовите мистера Крокера, – с ледяной холодностью отчеканил каждое слово Колин.

Мальчишка подпрыгнул, запнулся на месте и стрелой помчался в главный зал паба.

Мэдлин повернулась к Колину, неодобрительно хмуря брови. Он иронично коснулся пальцами края своей большой шляпы. Колин прекрасно знал, что заставит мальчишку, который неудачно врет и легко очаровывает, подпрыгнуть и бежать, и совсем не хотел тратить время на уговоры маленького негодника.

Мэдлин Гринуэй подошла к огню и рассеянно повернула вертел, чтобы жарившаяся туша не обгорела с одной стороны. В этом жесте было что-то напоминающее о доме, и это поразило Колина. Несмотря на их рискованную задачу, несмотря на то что у нее был пистолет, это было настолько по-женски, настолько просто.

Интересно, вернется ли он когда-нибудь к обычной жизни?

Они оба резко подняли голову, когда услышали приближающуюся легкую походку, тяжелые гигантские шаги и пронзительный шепот:

– …большой сердитый тип, – следом за которым появились Крокер и мальчишка. Колин отступил в узкий коридор, скрываясь в его тени.

Крокер, широкоплечий, лысый, как гриб, с длинными густыми бровями, выглядевший раздражённым и усталым, вытирал о фартук огромные руки.


20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>