нулся и вдруг начал что-то тихо насвистывать.

Он успел просвистеть два такта мелодии, как на улице появилась пара солдат, примерно в двадцати ярдах от них. Они вертели головами по сторонам, удерживая в руках штыки, внимательно вглядываясь в лица толпы и неумолимо двигаясь им навстречу.

Здесь не было ни дверей, ни переулков, куда можно было бы нырнуть. Да и резкие движения могли вызвать подозрение. Мэдлин коснулась руки Колина, и они замедлили шаг. Она едва уловимым движением стянула с шеи косынку, спустила вниз лиф платья, как у проститутки, вынула из волос шпильки и прошипела:

– Держите в руке бутылку джина и сделайте вид, будто вы опьянели, только, ради Бога, не более того. И обопритесь на меня.

Мэдлин, на глазах удивленного Колина, приподняла повыше грудь и взяла его под руку. Она заметила, как блеснули темные зрачки в сине-зеленом море глаз, когда его удивленный взгляд задержался на ее груди. У нее действительно была красивая грудь.

Колин довольно быстро оторвал от нее взгляд; его поза стала небрежной, плечи опустились, одна рука с бутылкой джина свободно болталась сбоку. Держась за руки, они прошли мимо компании оживленно беседовавших людей, достаточно близко, чтобы можно было принять их за членов этой же компании. Колин двигался неуклюжей шаркающей походкой, но не уступал соблазну переигрывать.

Все шло очень хорошо. Строго говоря, если уж пришлось взвалить себе на плечи сбежавшего убийцу, то лучше взвалить умного.

– Наклоните ко мне голову, чтобы поговорить, – шепотом приказала Мэдлин.

– Что я должен сказать? – тоже шепотом спросил Колин.

Она рассмеялась, словно он сказал что-то очень остроумное.

– Теперь я что-нибудь скажу. – Стук собственного сердца отдавался в ушах Мэдлин.

– Потом я говорю что-нибудь в ответ, – подхватил ее игру Колин.

Держась за руки и обмениваясь ничего не значащими фразами, они смешались с толпой, удачно маскируясь. Солдаты в своих красных мундирах едва ли обратили на них внимание. Но Мэдлин кожей почувствовала их скользящий взгляд на себе.

Долгое время они шли молча.

– Как странно прятаться у всех на виду, – нарушил молчание Колин..

– Никогда больше не говорите таких вещей вслух. Даже шепотом. Даже здесь, на этой улице. – Мэдлин ощущала ярость, одновременно приподнятое настроение и больший, чем обычно, испуг. – Иначе говоря, не будьте дураком.

Она резко отпустила его руку и окликнула экипаж, который рывками двигался по улице, прокладывая себе дорогу в толпе. В этой части Лондона экипажи встречались очень редко. На Сент-Джайлз-стрит жили те, кто был не в состоянии заплатить за поездку.

Кучер бросил взгляд в их сторону и, похоже, решил ехать дальше.

– У меня есть деньги, парень, – запротестовала Мэдлин на местном уличном наречии.

– Покажите, – упрямо сказал кучер, протягивая руку и перчатке. По правде говоря, девица выглядела немного убедительнее одурманенной джином проститутки.

Мэдлин вложила ему в руку шиллинг. Кучер что-то проворчал и подбородком указал им в сторону экипажа, приглашая сесть.

– Ост-Индские доки, – приказала кучеру Мэдлин. Тот громко хмыкнул, потом вздохнул, словно своими словами Мэдлин подтвердила его мысли.

Мэдлин закрыла дверцу экипажа, задернула шторку на крошечном окне, и они остались одни в полумраке покатавшегося по улице


18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>