оих мундирах. Взгляд Мэдлин метнулся от девушки к вывеске, висевшей на двух цепях, на которой красовалось витиевато написанное слово «Аптека».

Они с Колином с облегчением нырнули под эту вывеску.

Внутри заведения стоял резкий запах, и было темно, несмотря на пару высоких круглых ламп, горевших над прилавком. Они давали очень мало света, но отбрасывали причудливые зловещие тени, для чего, похоже, и были установлены здесь. С потолка свешивались перевязанные веревочками пучки розы, ромашки, лаванды и множество других трав, названия которых Мэдлин не знала. На полках от пола до самого потолка стояли многочисленные баночки с плавающими в них растениями. На верхних полках расположились баночки и вовсе с какими-то неизвестными предметами. Что там? Глаз тритона или зуб дракона?

Небольшие скелеты и черепа неизвестных животных стояли на других полках или свисали с потолка. Пустые глазницы и беззубые челюсти вызывали скорее жалость, чем страх.

Владелец заведения, стоя за прилавком, передавал бутылку из темного стекла джентльмену. Поднятый воротник пиджака и низко опущенные поля шляпы свидетельствовали о том, что он, как и Колин, хочет остаться незамеченным.

– До свидания, – мрачно сказал человек, со звоном высыпая монеты в руку хозяина заведения.

Он резко повернулся, едва не ударив Колина по лодыжке своей тростью, и Колин поспешно отвернулся к стене, якобы рассматривая выставленные на полках товары.

Мэдлин слегка нахмурилась. Она мало что заметила, кроме пары глаз и части носа, но что-то в уходившем мужчине показалось ей знакомым. Черт… Она могла бы поклясться, что это полицейский.

Интересные клиенты захаживают к Макбрайду.

Колин в надвинутой на глаза шляпе продолжал стоять спиной к владельцу заведения. Затем медленно пошел вдоль стены, разглядывая скелеты.

У него острожная походка, отметила Мэдлин. Он долгое время носил кандалы и с трудом привыкает ходить без них.

– Добрый день, мадам. – У хозяина оказался веселый голос и шотландский акцент. Это был тощий человек в очках с редкими седыми волосами, длинными прядями свисавшими с его лысой макушки.

– Добрый день, сэр, – ответила Мэдлин. – Вы – Макбрайд?

– Он самый. Вас послала ко мне, мадам?

Мэдлин пришла в замешательство.

– Ну, что-то в этом роде, – сдержанно ответила она.

– Чем моту служить вам и… – он бросил осторожный взгляд на Колина, который наклонился к полке, чтобы как следует рассмотреть то, что некогда могло быть крысой, – и джентльмену?

По какой-то причине Макбрайд не видел ничего странного в том, чтобы обращаться к даме, а не к джентльмену.

– Вы пришли ко мне за… чем-то особенным?

– А что у вас есть? – спросила Мэдлин. Не пароль ли это, по которому определяют клиентов притона? Вряд ли она походила на воришку, у которого есть, что пролить, поэтому он и проявляет осторожность.

Макбрайд изучал ее, и Мэдлин видела не его глаза, а лампы, которые отражались в стеклах его очков. Он, должно быть, решил, что она смущается, поэтому заговорил сам.

– Мадам, могу сообщить, что у меня есть эликсир, который самым чудодейственным образом может решить практически любую проблему… – он понизил голос, хотя, насколько могла судить Мэдлин, кроме нее и Колина, здесь не было ни души,


16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>