иготовилась дать деру.

– Подойди ближе. – Бродяга поманил его согнутым грязным пальцем.

Колин оглянулся на Мэдлин и увидел поспешный разгневанный взгляд, бледную кожу и покрасневшие щеки. Раздражительность, вот что скрывалось за всем этим.

– Да, сэр? – Колин наклонился к бродяге.

Тот приподнялся и с мольбой в глазах схватил Колина за рубашку.

– Ш-кажи мне… Твоя шлюха… Она… Она… Была хороша?

– Была ли она хороша? Бог с вами, я не плачу ей за то, чтобы она была хороша, – с негодованием произнес Колин.

Потребовалось несколько мгновений, чтобы слова Колина проникли сквозь алкогольный дурман в голову бродяги. Он отпустил рубашку Колина, хлопнул его по бедру и флегматично рассмеялся. От него несло перегаром, как из винной бочки. Колин отступил назад, но не смог удержаться и тоже рассмеялся. Черт, как оказывается, приятно смеяться над чем-то нелепым.

– У тебя очень хорошие зубы, приятель. – Бродяга перестал смеяться.

Ну что ж, настало время уходить.

– Возьмите у него шляпу, – прошептала Мэдлин Гринуэй. Судя по цвету ее щек, ей было не до веселья.

– Что? Зачем?.. Мы же не можем просто так взять его шляпу, – шепотом запротестовал Колин.

– Ему скорее нужен джин, чем шляпа. – Мэдлин наклонилась и повертела перед носом бродяги монеткой. У того мгновенно загорелись глаза. – За шляпу, – решительно заявила она.

Она положила монетку рядом с коленом мужчины, сдернула с его головы шляпу и отдала Колину.

– Шляпа, полная вшей, – заметил он, осторожно взяв ее в руки. – Ваш первый подарок мне. Я буду ее беречь.

– Выглядит достаточно чистой, – угрюмо буркнула Мэдлин, повернулась и пошла прочь. – Наденьте ее.

Колин неуверенно понюхал шляпу, странно, но она не воняла. Он нахлобучил ее на голову и надвинул до самых глаз. Вот только его собственная рубашка в этом грязном квартане белела, как парус на фрегате.

Колин последовал за Мэдлин по узкой улочке, обойдя большую подозрительного вида лужу. В этой части Лондона в лужах не было ничего хорошего.

Он окинул быстрым взглядом свою раздражительную партнершу, желая рассмотреть подробности. Несмотря на ее очень быструю походку, Колин заметил, что у нее хорошие кожаные ботинки, модные и в прекрасном состоянии. Модного фасона платье из светлого муслина.

Колин достаточно хорошо разбирался в этом, потому что имел сестер и не один раз передавал портнихе подробнейший заказ одной из своих любовниц. Фасон платья был сдержанным, но отнюдь не простым: две оборки по краю юбки, облегающие рукава, кружевная косынка, прикрывавшая шею, концы которой спускались в низкий прямоугольный лиф платья. На такой привлекательной женщине вряд ли что-то будет выглядеть просто и незамысловато. Она выглядела опрятной и даже свежей. Чистая гладкая кожа, даже при таком неярком свете, вся светилась. На подбородке два едва заметных круглых шрама. Мягкие розовые губы.

Колин с помощью мимолетных взглядов изучал черты ее лица и сожалел, что этой необыкновенной красоте, а это была красота, не присуще обаяние.

Они дошли до конца переулка, и вдруг оба остановились, видимо, подумав об одном и то же, В поисках Колина весь Лондон будут обыскивать солдаты. Колин сам был солдатом. Он знал, что у них – свои недостатки, у солдат – свои, но в большинстве


14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>