оразительно, так могли объясняться только братья. Колин дал брату свое молчаливое благословение. Все это заняло всего несколько секунд, и Колин был уверен, что никто этого не заметил.

Хорас Пил по-дружески положил руку Колину на плечо. Они вдвоем смотрели, как женщина, которую Колин любил всю жизнь, стала женой его брата.

Луиза – мечта, которую Колин отпустил.

Колину не хотелось, чтобы день свадьбы Лизы и Маркуса превратился в праздник его возвращения, но его увидели. Он пытался незаметно выскользнуть из церкви, чтобы вернуться домой, пока кто-нибудь не увидел его, но это был Пеннироял-Грин, и здесь это невозможно было сделать.

Он стал извиняться, что ему необходимо принять ванну и побриться, но всех это только рассмешило. Колин поспешил сгладить драматизм его побега с виселицы и заверить, что там не было ничего выдающегося, как об этом наверняка напишут газеты. Он просто хотел попасть на свадьбу. Он невиновен. Он заверил всех, что теперь все хорошо, что он свободен и все, что с ним произошло, оказалось досадной ошибкой.

Пока еще не совсем все было хорошо. Но будет, как только он предъявит живого Хораса Пила и официальные власти получат подтверждение его невиновности. Так что это не абсолютная выдумка с его стороны.

Потом он представил Хораса Пила и очень коротко изложил свою версию событий. Ту, которую он рассказывал Хорасу, ту, в которой отсутствовали похитители трупов и не было ни слова о Редмондах. В этой истории Хораса просто потеряли и нашли только сейчас. И наконец, все сошлись на том, что Колин стал самым замечательным из всех свадебных подарков для Луизы и Маркуса. Насчет этого он сомневался, потому что очень устал.

Но он был дома. Дома. Наверху его ждала удобная кровать, принадлежавшая только ему, ванна, которую можно наполнить горячей водой, если он пожелает, чистое белье и, самое чудесное, мыло и бритва. Словом, он вернулся к той жизни, с которой расстался несколько месяцев назад. Но Колину казалось, что прошла целая вечность.

Колин отправился в свою комнату, быстро помылся, переоделся и вернулся к столу.

Его мать решила устроить в честь свадьбы обед, а не завтрак, что было в новинку и, несомненно, повлияет на пищеварение гостей на многие дни. В Пеннироял-Грин соблюдали традиции, и все привыкли есть определенную еду в определенные часы.

Мать крепко прижала Колина к себе, когда он появился, вытерла глаза и ничего не сказала.

Обе матери – его и Фанчетта Редмонд – были удивительными Женщинами.

Колин внимательно наблюдал за матерью, как она активно общалась с гостями, и она тоже казалась ему теперь совсем другой, хотя внешне совсем не изменилась. Роскошные темные волосы с единственной закравшейся седой прядью у макушки, сердцевидной формы лицо, темно-синие глаза. Другими словами, в своем зрелом возрасте она по-прежнему была красива. Ее две симпатичные дочери были очень похожи на своего отца Джекоба, но и от матери унаследовали кое-что. А три сына были в равной степени похожи и на отца, и на мать.

Но был еще один сын, в чьих жилах, вполне возможно, текла кровь Редмондов.

Колин размышлял над тем, что происходило в сердце матери, о том, что она, возможно, скрывала, и является ли Айзая Редмонд ее настоящей любовью. Или Айзая Редмонд был ее страстью? Колин думал, наберется ли когда-нибудь смелости, чтобы спросить у нее Редмонде.

Возможно,


102  103  104  105  106  
return_links(2); ?>


return_links(1); ?>
return_links(1); ?> return_links(); ?>